ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » межфандом » the king of nowhere never home [hp & asoiaf]


the king of nowhere never home [hp & asoiaf]

Сообщений 1 страница 30 из 69

1

https://i.imgur.com/lw7JBU8.gif

https://i.imgur.com/nyD98Kc.gif

https://i.imgur.com/WoHIiYi.gif

https://i.imgur.com/pitE12H.gif

https://i.imgur.com/jwBLK8g.gif

https://i.imgur.com/MkMzyxS.gif

https://i.imgur.com/IsOQA9b.gif

https://i.imgur.com/UqC4AHs.gif

https://i.imgur.com/Di61fuq.gif

11.04.2091Ramsay Snow, Sirius Black

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (17.08.22 20:46:53)

+2

2

вдох. выдох. закрываю глаза, опираясь затылком на каменную кладку. получилось.
диагональный свайп указательным пальцем по левой ладони: вызываю голограмму интерфейса управления вторым чипом. проверяю глушилку третий раз за день. прошивка совсем свежая, ничего не могло... не должно было произойти, но когда подбрасываешь труп, невольно хочется быть уверенным, что корпорация этого не увидит. для желающих проверить, чем я занят, проявится красочная картинка, на которой я неприкаянно брожу по парку. сейчас там бродит моя голограмма, чтобы обеспечить свидетелей.
у меня есть около четверти часа, чтобы собраться с голограммой в одну цельную собаку, добраться до кабинета и занять непринуждённую позу. хватило бы и семи минут, но положенное время прилежно отгуливаю в кондитерской неподалёку от министерства. когда дверь кабинета открывается, все присутствующие в комнате невыразимцы, включая меня самого, потрясающе сосредоточены на поедании пончиков.
шеф замирает в дверном проёме. хмыкает. я киваю на его стол, где ютится закрытая коробка, и дож едва уловимо добреет.
— блэк, лови вызов. код f48.
— давай, всё равно засиделся, — отвечаю не особенно внятно, поспешно проглатывая остатки пончика, — а чего там?
— да ерунда, один справишься, — ворчит элфиас и парой жестов пересылает мне аврорскую сводку — судя по стилю текста, составлял её лично аластор муди — через зашифрованное соединение. к этому каналу у корпорации доступа нет. пожиратели, конечно, бесятся. то хакнуть пытаются, то пропихнуть законопроект, но государственная разведка им не по зубам, в отличие от нас.
по крайней мере, пока что.
место в совете или крепкая связь с членом совета не совместима с работой в отделе тайн. ради этого я когда-то разорвал связи с семьёй, отправившись по стопам альфарда — мир его чипу. когда пожиратели доберутся до министра, нам пиздец, но тогда у нас будут проблемы посерьёзнее отмены ценза на вступление в ряды невыразимцев.
по второму каналу, орденскому, элфиас передаёт ласковое напоминание захватить радар — проявитель магической активности в чипе. нашёл, блядь, щеночка беспомощного да забывчивого. иногда мистер дож забывает, что последние десять лет я уже не его стажёр.
— добрый вечер, мистер сноу, — улыбка номер четыре из арсенала улыбок для знакомства, не слишком широкая и в меру вежливая, но в то же время без налёта дежурной формальности. рамси поднимает на меня ясный льдистый взгляд, и мой радар срабатывает моментально.
точнее, оба.
один посылает лёгкий разряд во второй чип, выхватывая всплеск вполне различимой магической активности. бедолагу настолько заебали стиранием памяти, что его чип нервно дёргается от одного только присутствия волшебника на одной с ним территории. второй, за который отвечает интуиция, говорит, что улыбку номер четыре можно забыть. скалюсь, как последний раз в жизни, выкручивая обаяние на максимум. элфиас оторвёт мне хвост, ну да и похуй. незаконно рождаться с такими глазами.
— сириус блэк, ми-6, — протягиваю руку открытой ладонью, — значит, это у вас необычное поступление?

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

3

[nick]Ramsay Snow[/nick][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][status]у взломанного человека нет секретов[/status][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info"><center>если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</center></div>[/lz]

вдох. выдох. закрываю глаза, упираясь лбом в кожзамный подлокотник операционного кресла. получилось.
на одном из дисплеев дрыгается ломаная кардиограммы, сопровождая запущенное заново сердце через микрокардиостимулятор. от виска наконец-то отжимается грязное дуло ручного пулемета, а громогласный рикард хлопает сына по холодной руке, приговаривает, что теперь все будет хорошо, он заберет его отсюда и все закончится. подаю голос осторожно, не делая резких движений, дабы не провоцировать припадочного мафиози с севера острова.
- мне надо его зашить, отойди, мешаешь.
- он же будет жить?! мой мальчик ко мне вернется?
- как видишь, сердце запустилось. он потерял много крови и лучше бы ему остаться здесь на несколь...
- нихуя, я заберу его сегодня же.
- да как хочешь. но если он отъедет по дороге - с меня спроса ноль.
- просто заштопай торрхена и я не снесу тебе твою тупую бошку.
вздыхаю, невероятным усилием воли не закатываю глаз, меняю один набор липких инструментов на другой, подсоединяю аккумулятор к игле и приступаю к сшиванию, едва морщась от вернувшегося металлического упора в висок. работать в таких условиях давно перестало быть чем-то из ряда вон, но все равно мешает. легализированные риперы могут диктовать условия и брать повышенную мзду по кредитам, а когда твоя лицензия такая же липа, как запчасти, коими пользуешься, то остаться с целым черепом это уже ебать джек-пот сорвал. миранда отделяется от стенки хлипкой тенью по одному кивку: помогает, ловко заменяя баллон для вентиляции легких, отирает натекшее алое на кресло, промакивает мой вспотевший лоб салфеткой. она боится старого карстарка как огня, а лежащий на кресле едва живой торрхен изнасиловал ее месяц назад. представляю, с каким удовольствием моя ассистентка срезала бы кожу лазерным скальпелем и отцу и сыну, но может лишь только подсобить мне в спасении никчемной жизни своего насильника.
зашивание, калибровка чипов, сканирование всего тела и проверка работоспособности имплантов занимает еще полтора часа. рикард сегодня в хорошем настроении: моя голова на месте, миранде не приходится использовать рот по непрямому назначению, а на моем счету появляется, пусть и символическая, но сумма. когда банда скрывается за дверью ангара, мы молча долго курим, каждый погруженный в своим нерадостные мысли.
если бы у меня была официальная, а то и корпоратская лицензия, мы бы не были в такой беспросветной жопе.
- заказать китайской еды?
- только если из "и-ти".
в гарбичный мешок летят окровавленные перчатки, тампоны, салфетки и севшие аккумуляторы оборудования. разминаю затекающую шею ладонью, тру глаза под очками и залезаю в только что отмытое от чужой крови кресло. был бы легалом - рабочая смена уже была бы закончена. мог бы спокойно пойти домой, нормально поесть, помыться, подрочить на порнуху и завалиться спать. но когда в большом городе тебе нет официального места и при этом к тебе приходят и бандиты, и корпораты, и прочий сброд с самых низов до верхушек, выбирать не приходится. и удивляться тоже.
особенно ми-6.
смотрю на протянутую ладонь. неторопливо смазываю шершавым горячим языком взгляда открытые пальцы на запястье, вверх по мягким складкам кожана до плеча, торчащей из ворота галки ключицы, выше на аккуратное, чистое лицо и спотыкаюсь о улыбку, резко поменявшую тональность.
- рамси, - и приветствие, и ответы, и аккомпанемент юрко вползшей в ковш пальцев руки. держу ладонь в своей, едва вжимаю большой в горячую кожу и привычно не моргаю в принципе. - мистером сноу меня зовут только сильные мира сего, когда им необходимо доебаться до регистрации и лицензии, -  и уж точно в этот момент никто не улыбается так. она еще и заразительная, невольно скалюсь в ответ, разглядывая красавчика из силовых структур. яркий и цветом волос, и постановкой себя в пространстве, и энергетикой.
- да, утром привезли. я еще не брался за заключение, если подождете, то за полчаса справлюсь. еще живые тела приоритетней уже мертвых, сами понимаете, - хмыкаю своим огромным гуимпленовым ртом и только сейчас разжимаю захват рукопожатия. - но вопросов к этому поступлению у меня масса. вы имеете на них ответы, мистер блэк?
блэк равен смиту. тому же сноу. вероятность, что перед ним один из ортодоксальных копроратских отпрысков такая же, как получение официальной лицензии на деятельность рипера.
чтож, проверим, насколько я могу быть удачливым.

Отредактировано Jaime Lannister (06.08.22 02:25:11)

+1

4

интуиция не подводит. небольших перемен в мимике достаточно, чтобы рипер задержал рукопожатие сам — здесь большой разницы нет, едва ли он стал бы сопротивляться, будь инициатором я, но так намного лучше. со стороны выглядит ровно как должно: невыразимец сделал намёк на флирт в служебных целях, маггл подтаял. смотреть не на что, дело закрыто. времени, в течение которого он удерживает мою руку, достаточно, чтобы подбросить ему скрипт и активировать — для этого приходится чуть-чуть провести большим пальцем по его ладони.
— нахуй бумажки, их всё равно пришлось бы уничтожить, — заявляю, не прекращая скалиться, — я запустил скрипт маскировки, и у нас есть три минуты, которые пройдут мимо канала корпоратов.
пожирателей, то есть. тот редкий случай, когда маггловское название точнее и логичнее, только мой новый знакомый с обезоруживающим взглядом не маггл и близко. пожиратели об этом, разумеется, знают, а значит по-любому наблюдают за всеми его столкновениями с теневой стороной британии.
— сейчас вы уйдёте в подсобку или куда угодно ещё, а я заберу тело. после этого вы должны вести себя так, словно ничего не помните ни о трупе, ни о нашей встрече, — бросаю взгляд на часы, оценивая оставшееся время, — если хотите узнать ответы, заходите после работы в бар «вортекс», закажите что-нибудь выпить. после нескольких глотков раздавите в кармане вот это, — вынимаю из кармана куртки шарик размером с горошину, — пальцы ненадолго онемеют. если потеряете, или не онемеют пальцы, или произойдёт любое другое непредсказуемое дерьмо, пересаживайтесь за другой стол. если пройдёт хорошо, закурите, и я подойду. тогда мы сможем спокойно поговорить, не привлекая лишнего внимания. там штука посильнее, но вам не повредит. из гарантий только моё слово.
выдыхаю, перебирая в голове сказанное — ничего не забыл? рамси, разумеется, волен проигнорировать приглашение, но если его досье в достаточной мере отражает характер, он уже попался. либо на загадку, либо на меня. в лучшем случае сработали оба крючка, и в рамках выполнения орденского задания я смогу урвать хотя бы поцелуй.
— если корпораты что-то заподозрят, ответов вы не получите никогда, а воспоминаний не останется уже по-настоящему. есть вещи, которые волнуют их намного больше незаконной деятельности. эти доёбки — всего лишь формальный повод проверить вашу жизнь и голову. если придёте, расскажу обо всём, а сейчас уходите. пора.
подмигиваю напоследок. огибая рамси, поворачиваю налево, ввожу код от двери морга и прохожу как домой. у него есть ещё с полминуты, чтобы охуевше потупить мне вслед, а затем всё-таки послушаться. или нет, и тогда придётся задействовать другой план. не хотелось бы: перспектива совместного вечера за выпивкой нравится мне намного больше. дверь за мной закрывается, как ей и положено.
спорю на что угодно, через несколько минут рамси зайдёт проверить, не застрял ли я тут грёбаным пленником. надеюсь, удивится он достаточно сильно, чтобы поймать себя на желании в самом деле залить воспоминания чем-нибудь горючим.
забрать труп недолго. несколько комбинаций жестов, и он, уменьшенный до той же горошины, отправляется в небольшую колбу и прячется в моём кармане. что бы кто ни говорил, а магия всё-таки охуенно удобна в быту. после недели жизни в маггловском квартале под прикрытием я научился по-настоящему её ценить.
аппарирую прямо из закрытого морга. мертвецы всё равно никому уже не расскажут.
дальше набор формальностей. стандартный отчёт дожу, сопровождаемый скупым «получилось» по орденскому каналу, передача тела судмедэксперту отдела тайн. тот, осмотрев, придёт к выводу, что при жизни это был мистер нотт, один из членов совета, и убит он действительно редкой волшебной дрянью. это, в свою очередь, может означать лишь то, что орден феникса совсем уже охуел, и тихая война переходит на новую итерацию. затем тело передадут в аврорат для исследования уже с их стороны, и там-то ребята в ходе ряда привычных процедур обнаружат скрытое послание.
воспоминание, закупоренное изощрённым скриптом, на котором мистер нотт пытает и убивает бенджи фенвика, а затем обставляет его смерть как самоубийство. в последней сцене воспоминания он окликает эйвери, но непонятно, которого.
воспоминание должно дойти до министра магии. об этом должен позаботиться аластор. а вот последует за этим — уже открытый вопрос. мне хочется верить, что перелом. лишь бы не псиной шеи.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

5

самбади толд ми

наверное мое постное ебало выглядит не слишком сложным, но на то есть причины. когда ты нелегальный рипер из промышленного квартала дредфорта, к тебе постоянно суется полный флеш-рояль личностей и что-то норовит с тобой сделать за молчание. лишь бы не платить.
едва выгибаю пробитую штангой бровь, рассеянно смотрю на ладонь и вновь на гостя. шпионские игры в секретность от корпоратов?
- моя дорогая мальвина в штатском, - понижаю голос до мягкого рокота, безобидного, немного усталого, но с симпатией, - путаешь меня с кем-то. я даже не нетраннер. слишком маленький для твоей структуры в частности и больших людей из корпорации в цел...
если они не прознали об экспериментах. но это исключено. даже самый современный скрипт поиска не пробьется через заслон в моей голове, а при малейшем подходе подключается протокол "кастелян", что служит мастерской подменой понятий, пока "лорд замка" прячется в самые недра сознания, не вытащить. знаю, что мое не самое привлекательное квадратное лицо скупо на эмоции и небольшое волнение не считать даже при прокаченной физиогномике. другое дело, что этот сириус цепляет за любопытство, ловит на старомодном и винтажном "слове" да и что скрывать, обаянием сшибает почти с ног. мне подослали хорошо обученную куклу? кто? для чего?
от всего сказанного слегка ноет в выбритых висках. принимаю послушно непонятный предмет, рассматриваю между большим и указательным на свет. из-за правого уха выезжает оптика на один глаз, на прозрачном экране отражается информация с визуального сканера и безошибочно выдает самый предсказуемый и одновременно бесячий вердикт - обсидиан.
черный ящик современного мира. минерал, структуру которого никто не может изучить, разобрать, понять. источник безграничной энергии, благодаря которому человечество могло шагнуть так далеко вперед по технологиям, но так и не смогло разгадать его природу.
- подожди, а как.... - парень настолько по-хозяйски набирает оба кода идентификации на двери морга, что мне остается лишь охуевше моргнуть. точно надо сходить к старику пиццелю на прочистку черепа, видать там у меня уже проходной двор.
но в родном подвале точно уже. спешно бросаюсь к панели, вбиваю  оба кода, дверь с шипением отползает, открывая мне ровные камеры с трупами. одна открыта. с тем самым утренним поступлением. но ни мертвого тела, ни живого в криокамере не наблюдается. здесь даже вентиляции нет же.
какого хуя?
в вортексе всегда людно. две тонконогие дивы с битами и бластерами пропускают меня не глядя как завсегдатая, просачиваюсь мимо плавно изгибающихся под "серой хворью" людей, отказываюсь жестом от предложения покайфовать - у самого есть в кармане пара классных капсул с отборным веществом. стойка ломаной линией в неоне проходит вдоль всего бара, занимаю любимый изогнутый аппендикс и киваю роуз, мол, как обычно. из стойки спустя пара мгновений поднимает небьющийся стакан с насыщенным изумрудно-густым пойлом, что тут же отправляется мне в глотку. растекается по венам, мажет языком сухого жара в ямках локтей, под коленями, за ушами и под кадыком. где-то под правой рукой ко мне стремится приклеиться местный кукла, на которого отмахиваюсь небрежно и почти раздраженно. из головы не выходит синеволосый агент хуй_пойми_чего_но_явно_не_ми_шесть. в кармане перекатывается в пальцах непонятная горошина, а измученная тяжелым днем плоть просит выпить, потрахаться и поспать. хотя бы последнее.
музыка из колонок бьет неоновыми софитами под закрытые веки в такт, заводит сердце стучать в такт. делаю еще два больших глотка и прошу добавки. становится чуть легче. жить сегодняшним днем всегда и везде - это не философия, это единственный шанс выжить в британии, а может и во всем мире в целом. на первом глотке послушно давлю в кармане кусок обсидиана, прикуриваю отменное синтетическое дерьмо, что забирает с первой затяжки и делаю глубокий выдох тяжелого, сладкого дыма.
щас бы еще дозу "хвори" под язык и можно идти танцевать.
жизнь одна - кайфуем?

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (07.08.22 23:09:27)

+1

6

послушный мальчик приходит.
хочется верить, что инструкции исполняет беспрекословно, но не попробуешь — не узнаешь, так? подсаживаюсь за его столик с бокалом в руке, щелчком свободной руки снимая чары маскировки, и делаю очередной глоток местного пойла.
— вы привлекательны, я чертовски привлекателен, разрешите познакомиться? — нагло заявляю и подмигиваю, салютуя бокалом, — спасибо, что принял приглашение.
не могу сказать, что я всерьёз и искренне сомневался, но есть нюанс. проверить активацию артефакта способа нет, поэтому не только ему приходится поверить кому-то на слово.
рамси выглядит так, будто ему уже охуенно хорошо, и я не понимаю, чем я, в общем-то, хуже, а потому вынимаю из кармана портсигар и затягиваюсь. маггловская наркота действует непредсказуемо, но эта трава… о, потомки скамандера умеют делать кое-что стоящее. протягиваю сигарету с секретом, обворожительно — ну, я на это здорово надеюсь — улыбаясь.
— меняемся?
только затем заторможенно ловлю себя на том, что облизнулся вполне блядски. война войной, а молодой мужчина с прожигающим нутро взглядом — цель слишком вкусная, чтобы прикинуться, что у меня пожизненный целибат. как же он, сука, хорош. вроде бы ничего особенного, даже красивым не назвать? но глаза, говорят, зеркало души; в механическом мире, где за работу сердца отвечает набор микросхем, звучит как издёвка.
и всё-таки.
— то дерьмо, о котором я обещал рассказать, прозвучит странно, — усмехается, для храбрости глотнув ещё немного, — поэтому мы можем начать с твоих вопросов. один хуй выйдет на эту же тему, но так мы хотя бы пойдём от того, что волнует тебя в первую очередь.
потому что меня больше всего волнует, в каком именно положении ты будешь стонать.
если будешь.
или кто-то у нас молчаливый спартанский мальчик? сссука, не о том. дело прежде всего, и я кое-что задолжал, заманив на встречу. как ребёнку нового прогресса рассказывать о магии — а хуй его знает. лет сто-двести назад было бы проще некуда, показал пару несложных заклинаний, и дело в шляпе. а теперь, когда запрограммировать можно почти всё на свете? душу вытащит вопросами, что это за модификация, и как сделать такую же. ему не для себя, ему для клиентов, он за счёт таких штук выживает.
— хотя прежде всего представлюсь по-настоящему, — улыбаюсь с лёгким намёком на виноватое выражение лица, — моя фамилия тебе знакома, верно? я бывший наследник одной из семей совета. сейчас наследником стал мой младший брат, регулус. я действительно работаю на государственную разведку, — пока что не уточняю, что это не совсем ми-6, но более понятного для маггла аналога не назвать, — и прячусь от корпоратов я как раз потому что нехуй за мной подглядывать. они оттяпали себе большой кусок власти, захватив основные каналы, но они всё ещё не являются основным государственным аппаратом. пока что, — ухмыляюсь, поправляя лазурную прядь, — и в моих интересах не позволить уёбкам этого сделать.
осталось пафосно заявить, что рамси — избранный, который может мне в этом помочь, и самое мерзкое, что в этой шутке катастрофически мало шутки. вместо этого запиваю паузу, позволяя ему всё-таки задать насущные вопросы. как минимум два из них знаю точно, ещё пять в той или иной форме могу предположить.
удиви меня, котик.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

7

лет зе скайфолл
- только затем, что все равно сюда собирался после смены. совпадение, - даже не утруждаюсь звучать искренне. нет, не грустный, это мое лицо такое. и нет, я не включаю режим неприступной ледяной принцессы, добейся меня, разбейся об меня, пф. нам обоим предельно понятно, что друг от друга нужно. вопрос есть только один  -  в какое сливное отверстие он делся и как спиздил тело. чужие тайны мне не интересны, я получаю мзду за модификации и продление жизней всякого сброда.
и кое-чего еще, что надежно охраняется "кастеляном".
- меняемся,  - а это уже сладко, смакуя на губах слово и неотрывно следя за чужими. обмен папиросами с дурью проходит успешно, этот сорт я тоже знаю, его в "посмертии" толкают, от него чуть глотку дерет, но в рамках приятного. глубоко затягиваюсь, обнимая губами чуть влажный после чужого рта фильтр и расслабляюсь полностью. мне становится так предельно понятен весь цирк, что хочется лишь рассмеяться в голос и сжать пальцы на вороте чужого кожана да притянуть к себе ближе.
блэк. корпораты. наследные семьи. гос. аппарат. ну конечно, разумеется. сноу, какой же ты дурак. еще бы за тобой кто-то стоящий бегал да в голову твою пустую лез. легко смеюсь, выслушивая, снова забывая моргать в принципе. кольца дыма витиеватой лентой обращаются, обводят чужие длинные волосы, щекочут скулы, линию подбородка, нитью вдоль чуть близко посаженных, собачье-черных, глаз. спич подходит к концу как и зеленая жидкость в моем бокале. сладко затягиваюсь чужой сигаретой, упираю большой палец себе в висок, чуть опираясь на руку и киваю в ответ на вопрос роуз о повторении.
- тогда и я представлюсь, раз все карты на стол,  - улыбаюсь широко и даже без издевки, лишь совсем немного снисходительно, на грани. - рамси старк, старший сын эддарда старка, корпората. наследник его империи старк индастриз, очень обеспеченный человек, меценат, рок-звезда, - я серьезен, как копы при исполнении, -  а прозябание в помойке дредфортова и ремесло рипера это так, для души.
не удерживаюсь и смеюсь. не над этим сириусом и даже не над его легендой, а скорее над ситуацией.
- эй, - веду плечом и толкаю в плечо рядом сидящего. - зачем такие сложности? не спорю, такими сказками меня еще не клеили, но можно было просто спросить. ты симпатичный и обаятельный, - да, прямолинейность, это ко мне. из обновленного стакана делаю всего глоток, хоть и знаю, что мои светлые глаза сверкают сейчас диско-шарами, выдавая меня с потрохами, но что уж сделаешь. - я бы и без тих фокусов с исчезновением и игры в шпионов не отказал бы.
смотрю прямо, не прекращая улыбаться. музыка набирает ритм, бьет там-тамом в груди, что-то более энергичное, чем было до этого и мне нравится. дурь застилает мозг, "лимонное пирожное" раздувает пламя в венах, что жарко становится. стягиваю куртку с плеч, оставаясь в рабочей черной алкашке, обнажая множество татух поверх имплантов на плечах и предплечьях. разворачиваюсь на стуле к новому знакомому и тяну полногубую улыбку как тянут за замочек молнию на ширинке.
- а про фокус с исчезновением в морге расскажешь мне потом. может даже и завтра утром. м?
да, я подмигиваю. да, я клею прямолинейно как скорый в метрополитене, соединяющий обе части острова. вытягиваю из кармана маленький квадратик, разворачиваю от тонкой фольги, а сигарету тушу в пепельнице.
- ты любишь танцевать? хотя похуй, пошли, - моя горячая ладонь накрывает чужую, тянет на себя лениво, но крепко, заставляя стечь со стула вслед за собой в центр танцпола, меж двигающимися телами. в кольце локтей, спин, волос и пальцев, застывая напротив сириуса, похотливо, но широко и открыто улыбаюсь, тяну пластинку в рот, затем высовываю язык, показывая, где она находится. - давай просто оттянемся.
и не переставая двигаться в такт музыке наконец-то сжимаю воротник этой его чертовой кожанки, чтобы потянуть его на себя да зарыться пальцами в синие пряди.
чтобы никуда не делся, "бывший наследник" семьи фантазеров.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (07.08.22 23:32:55)

+1

8

котик удивляет. замираю замороженно, заторможенно даже — смотрю, не мигая, неужели заметил сам, и будет намного легче? ему известно больше, чем мы могли предположить? где оборвался канал связи, или… он хакнул протоколы и делает что-то, чего никто из нас предположить не может? хорош, в таком случае, намного круче, чем я мог предположить, и восторг от знакомства поднимается новой волной, но слово цепляется за слово, и звучит пощёчиной.
сын он, блядь, неда старка.
придурок.
но горячим менее он от этого не становится нихуя, и я, смеясь, поддаюсь легко, позволяя увлечь себя на танцпол. мы молоды и слегка пьяны, и кто нам запретит встряхнуться перед тем, как решать судьбы мира? ни одна скотина не встанет костью поперёк горла, пока он сжимает мою руку в пылающей ладони.
приглашение расцениваю за провокацию, прижимаясь всем телом — танцуем, значит? сам напросился, чувствуй, насколько нравишься, пока я в поцелуе ворую весёлую пластинку с юркого языка. сладкий до дрожи, и нечего обманываться, дело в коктейле, но лишнее можно выбросить из головы. для корпоратов мы оба оттягиваемся в клубах, просто в разных, и маскировка будет работать сутки, особенно если я не забуду время от времени проверять, что цела.
а пока — гори оно индиговым пламенем.
и корпорация, и министр, и работа моя ебучая, и недоверие этого упрямца, и как же он целуется, после такого не жалко и умереть. свет мерцает всполохами, мы смеёмся друг другу в губы, и танец со стороны выглядит, может быть, совсем уже неприлично — одежда тут совсем лишняя, телом к телу приникаем плотно, не скрывая ни намерений, ни эмоций — но так восхитительно похуй обоим, кто бы мог только предположить.
— а неизвестного сына старка зовут джон, — ухмыляюсь в губы, — так что не пизди мне, красавчик, но поговорим мы об этом в самом деле потом.
не позволяя ответить, набрасываюсь на него с новым поцелуем, рукой проскальзывая под одежду по разгорячённой спине, ногтями слегка отросшими провожу по лопаткам вниз. выдыхаю в губы почти стоном, второй рукой вжимаю в себя, придерживая за талию, и напеваю, не прекращая касаться его губами, эту прилипчивую электронную песенку.
— сыграешь мне наедине, рок-звезда? — с мурлыканьем прохожусь языком по губам, вцепляясь в него как в последний шанс на спасение грешной души, и снова смеюсь, отлетая чуть-чуть рассудком. пластинка кочует от одного к другому, мы пару раз неловко бьёмся зубами, смеётся от этого только задорней. даже если бы завтра меня казнили, провести сегодняшний вечер как-то иначе я бы не захотел.
рамси искрится и переливается бешеной энергетикой, обезоруживающей и притягательной. ничего так сильно не хочется, как разложить его на ближайшей поверхности, подходящей хотя бы условно — или лечь под него, без разницы, без одежды бы только был и не прекращал бы на меня так смотреть.
всему виной очарование момента, наркотики и алкоголь, но так всё равно.
в беснующейся толпе есть только мы двое, прошитые электричеством тел насквозь, и нет ничего важнее, чем поймать его заново в обещающий продолжение поцелуй.
— рамси, — шепчу по шее, — к тебе или ко мне?

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (08.08.22 00:07:40)

+1

9

айм э лов витч ёр бади

мое любимое пойло в "посмертии" это коктейль "эртур дейн", говорят, один из легенд города, в честь которого нарекли напиток. сейчас мы в вортексе, здесь выбор алкашки скромнее и без понтов, но прямо сейчас срывает чеку, пузырит кровь и громко стучит где-то в глотке вовсе не выпитое. этот парень - сириус, блядь, блэк - воистину звезда вечера и даже недели. горячий до ожогов на соприкасающейся ритмично плоти, откровенный, чувственный, дерзкий. смех переливается в глухие постанывания, обрывки фраз гроздьями срываются с уголков губ, не остается расстояния между. сплетенные змеями, в бесконечном непрерываемом контакте, в одном ритме изгибающиеся и переступающие ногами - эйфория внутривенно, в голове лишь звон и легкость момента. игривое отнимание языками заветного квадратика "хвори" перелилось во влажные, почти собачьи поцелуи; от каждого - пробка шампанского навылет. мои пальцы жадно лезут под чужую футболку и кожанку, трепетно перебирают струны реберной клети; откровенно трусь о нового знакомца так, будто проворачивал это множество раз и мое бедро специально выкраивали по лекалу между его ног.
- си-ри-ус, - по слогам, влажно в открытый голодный рот. бодаюсь лбом о лоб, нос, скулу и щеку, точно кот ласкающийся. между пальцев проступают потеками сапфировые пряди, сжимаются в кулаке почти требовательно, почти по-собственнически. - звезда созвездия большого пса сорвалась с неба, чтобы скрасить мне вечер.
и я смеюсь во весь голос от собственного романтического спича, популярного лет сто назад, не меньше. тычусь в плечо, тяну зубами за один из ремешков ворота и тут же запрокидываю голову назад, подставляя беззащитное горло под шепот.
- ммммм... - единственное вменяемое, что могу выдать. ловлю масляный блеск черных глаз - чистая нефть на выжженой земле - несильно кусаю, едва сжимая острыми резцами за нижнюю губу и чуть тяну на себя с улыбкой. - пойдем, оппозиция.
переплетаю в замок горячие пальцы, через смех и улыбки утягиваю за собой к стойке - за курткой и махнуть роуз - почти спотыкаюсь о кого-то из посетителе, но цепкая ладонь удерживает и тянет меня к себе. получает за это еще порцию счастливого кайфового смеха и жадный поцелуй прямо у лестницы. едва не создаем пробку, проскальзываем мимо людей и консильери как сбежавшие с урока школьники, смеясь и хватая друг друга за что придется.
лишь бы не потеряться случайно. в эту ночь у меня вполне конкретные планы не расставаться с оригинальным на подкаты парнем.
в вызванной тачке ии автопилота переспрашивает адрес трижды, прежде чем моему рту дают немного свободы для внятного ответа. невольно ловлю себя на приятной мысли, хитро и коварно смотрю на развалившегося на заднем блэка и тяну пальцы к его ширинке.
- иди сюда,  -  его губы припухли как переспелые вишни, сверкающий взгляд затянуло поволокой и предвкушением, пока я резко справляюсь с молнией и пуговицей. моя рука проскальзывает под два слоя ткани и аккуратно знакомится, оценивает фронт работ и перспективы.
хмыкаю одобрительно, улыбаюсь как могу широко и голодно.
- даже жаль, что я совсем недалеко снимаю,  - только и удается выдавить из себя, чтобы не сильно сбиваться с ритма, заданного намозоленной ладонью. сириус распускается передо мной, подставляется без тени ханжества и никому не нужных моральных ломаний. и от этого его хочется в четыреста раз сильнее.
моя мегабашня - одна из многих типовых конструкций. город внутри города, толпы сброда, снующего повсюду, грязь, гам и шум. просачиваемся торопливыми тенями к лифту, тяну блэка за собой на все той же вытянутой руке с переплетенными пальцами, сталкиваюсь плечами с кем-то из соседей, прорываюсь к двери, куда почти затаскиваю за собой мужчину. и тут же вжимаю его в едва успевшую закрыться входную.
- какая же ты все-таки звезда,  - улыбаюсь в улыбающееся лицо. ворошу пятерней в густой синей гриве, свободной рукой вновь нахожу так манящий меня пах и властно прохожу всей ладонью. - приносишь удачу?
за поцелуями не даю ответить за срыванием с его плеч кожанки, за помощью в стягивании через голову собственной майки, за стащенной впопыхах обувью, об которую споткнулся; почти не разрывая поцелуя давлю взаимный смех. не помню, когда мне было в последний раз так пиздато и легко.
не помню, кого я так спокойно тащил в свою берлогу, вжимал в кафель своей душевой, включал воду под несинхронный визг восторга обоих.
ткани мокнут - похуй, сушилка справится. мне необходимо как можно скорее опуститься на колени перед ним и добраться уже ртом до такого горячего и жадного сириуса блэка.
моей персональной звезды на эту ночь.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (08.08.22 23:37:26)

+1

10

it's not easy facin' up when your whole world is black

голод охватывает сплетение тел жарким пламенем. сквозь очередной поцелуй смеюсь мысли, что урвал намного больше, чем рассчитывал, и даже если сейчас всё закончится, оно того стоило, но выходит на новый виток — рамси даже не думает играть в целомудренного скромника. пусть виной тому наш крышесносный допинг, я в любом случае сорвал джек-пот.
в машине он церемониться не собирается тоже, и я чертовски согласен с тем, что короткая дорога — это даже немного обидно, но тем раньше мы сможем вцепиться друг в друга уже в квартире. фоново отмечаю, что не боится тащить незнакомца домой, запоздало думаю, что мог бы предложить снять номер, но это уже следы в базах, под которые нужно подстраивать легенду глушилки, а на это я сейчас не способен.
его напористая ладонь выкрадывает у меня стон, и взгляд цепляется за взгляд — бешеное предвкушение, разделённое на двоих, и в этой точке пространства ничего, кроме нас, не существует.
дорогу до квартиры воспринимаю плохо. наспех застёгнутые джинсы откровенно давят, и я едва выдавливаю условно вежливую улыбку встреченным соседям — по нам видно примерно всё, и коротко обжигает собственной неосторожностью, потому что свидетелей моего присутствия здесь быть не должно, но я разберусь с этим когда-нибудь потом. возможно. хватает только на то, чтобы сохранить отпечатки аур.
мотоцикл, естественно, остаётся у бара, но скрыт приличным слоем маскировочных, а если кто-то и обнаружит, эффект защитных чар ему не понравится. мой железный малыш умеет за себя постоять. на этом последние осознанные рассуждения рамси вышибает из меня напрочь. выдохнуть не позволяет, раздевает и тянет в ванную, и я впервые за долгое время чувствую себя ведомым. новизной опаляет ресницы.
— тебе — да, — ворох поцелуев, переходящих в набирающие силу укусы, чуть-чуть замедляет, и мы вплавляемся друг в друга, без боя сдающиеся прошивающему насквозь электричеству. молния под водой до добра не доводит, и я с хриплым смехом ненадолго прерываюсь, чтобы неловко стянуть с нас остатки одежды. безнадёжно промокшей, но ерунда такая, что не стоит и внимания, в отличие от рамси, который.
мир чуть-чуть меркнет и разбивается на осколки. вцепляюсь рукой в короткие влажные волосы, ухватиться сложно, но невыносимо хочется. второй ладонью сжимаю недоцелованное плечо. закрываю глаза, выдыхая, но тут же смотрю снова. пошлая картина притягивает магнитом и сводит с ума, и я уже не считаю стоны. ловлю себя на встречных движениях — не слишком настойчивых, держусь краем сознания, чтобы не отнимать инициативу. мы ещё попробуем и так, и много как ещё, но немного позже. сейчас хочу на его правилах.
поднимает свой блядский синий взгляд, и я окончательно уплываю.
— рррамсиии, — имя прокатывается рычанием, перетекающим в жалобное поскуливание, и я сжимаю его крепче. просьбу считывает моментально, меняет ритм, вынуждая меня откровенно толкаться навстречу до самого взрыва.
громко.
отпускаю его волосы, чтобы почти панически найти ладонью стену и удержать равновесие. подрагивая всем телом, пытаюсь восстановить дыхание и смотрю на него в упор, даже не пытаясь скрыть восхищение. осторожно отцепляю пальцы от плеча, провожу большим пальцем по шее вверх, поднимаясь к лицу, глажу по щеке и губам.
— пожалуйста, поднимись, — получается совсем тихо, но он ловит и исполняет. впиваюсь в губы долгим поцелуем, ловлю его язык характерным жестом, а после утыкаюсь лицом в плечо, бессильно распластываясь по его телу.
— ты охуенный, старк, — немного смеюсь, ласково поддевая за недавнюю остроту, и цепляю зубами кожу на шее, — сейчас я чуть-чуть отдышусь и буду жестоко мстить.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

11

нездоровые искры до алого марева. всполохи, языки огня, пожарище такой силы, что захватывает дух и щемит немного в солнечном. не помню, когда меня так с полоборота (с одной улыбки) заводил незнакомец на одну ночь. чтобы тащил к себе спустя три предложения разговора. и да, всему виной забористая папироса, крепкий коктейль и пластинка с хворью, но... да и пусть. здесь мне нечего скрывать и не от кого скрываться.
хочется физического огня и настоящего пожара, чтобы физическое явление померкло рядом с сириусом.
в тесной душевой площадке его стоны отражаются от стен и ввинчиваются в уши как еще одна доза. исцеловав полоску курчавых волос ниже пупка, вновь возвращаюсь к оставленному без внимания и стараюсь так, как только способен под сложной смесью двух сильных доппингов. удерживаю за бедра, разъезжаюсь коленями по мокрому кафелю, беру на максимум глубоко до глотки. и наблюдаю.
наблюдаю, какой изумительной линией он гнется, стремясь получить больше; как стекает с синих волос вода, превращая всю его голову в в удлиненную шапку из яркого синего шелка; как нетерпеливо жадно вдавливаются пальцы в мое плечо; как дрожит, как напрягает косые паховые мышцы, как и как он стонет.
как же он стонет, только послушайте, только услышьте. мне нравится. нравится его вкус, нравится как он умоляюще рычит мое имя, нравится, как он смелеет и начинает загонять глубже, жадно, почти не сдерживаясь скользит по подставленному горячему языку прямо в горло, нравится пошлый чмокающий звук, что пробивается аккомпанементом даже через шум падающей воды.
и очень нравится его безумно красивое лицо в такой хрупкой беззащитности от протяжных криков финала. смакую это воспоминание вместе со вкусом его владельца, облизываюсь сыто и чуть маниакально. подставляю лицо падающим потокам, сдавленно довольно шиплю на отпустившие плечо пальцы, улыбаюсь, зачерпывая пастью воду и улыбаюсь, щурясь, все равно рассматривая.
как же ты мне сейчас нравишься.
послушно поднимаюсь, даю утянуть себя в поцелуй, нахально по-собственнически прижимаю блэка максимально к себе и минимально в потеплевшую от пара плитку. через "пожалуйста", ну надо же.
как же ты, сука, мне сейчас нравишься, уму не постижимо.
бодаю в напитанную влагой шевелюру, даю на себя опереться и рассеянно целую в висок, по челюсти вниз и в открытый участок шеи. на нем останавливаюсь, прижимаю зубами, втягиваю кожу в себя, щедро награждая темным-темным засосом. потому что хочется мне так. потому что хорошо, хоть и немного неудобно стоять, ходить и жить в принципе с неудовлетворенным стояком.
- я налью нам выпить, - оставляю поцелуй в уголке губ и, прихватив полотенце, босиком выхожу из ванной, обтираясь прямо на ходу.
последний жест был чересчур мягким и намекающим, надо следить за собой и настолько не падать в момент.
но до чего этот момент хорош...
из колонок вырываются агрессивные гитарные риффы, добавляется бой барабанов и трель синтезатора. в холодильнике нахожу бутылку крепкого пива, откупориваю и, дождавшись выхода своего гостя, с обещающей улыбкой кидаю в горлышко миниатюрное цветное колесико.
- ты же никуда не торопишься, звездная золушка? - без издевки, очень мягко спрашиваю и протягиваю бутылку сириусу. отслеживаю его взгляд на себя, приподнимаю бровь и подмигиваю. - не забудь про жестокую вендетту, я в предвкушении. едва протягивается забирающая пойло рука, я резко меняю местами руки, схватив блэка за запястье и рывком тяну на себя, руку с бутылкой же отвожу в сторону.
захотелось чуть чуть подразнить.
холодно в темной квартире голым стоять одному.
делаю первый большой глоток пузырей с секретом, довольно облизываюсь, тем самым еще и показывая, что ничего страшнее наркоты тут нет и лишь после того, как моя пятерня уютно устроится на чужой пояснице, отдаю бутылку.
и тут же, без объявления войны, целую подставленную из-за попытки глотка шею. охуенно сладкий тип, манящий, горячий, страстный.
- сколько же мне всего хочется с тобой сделать... - предвкушающе шепчу, тяпаю за ухо зубами, удобно опираюсь о барную стойку, служащей мне столовым столом и прижимаю к себе кудрявого сильнее. ближе. плотнее.
любуюсь и рассматриваю жадно, даже восторженно.
- сколько же всего с тобой хочется, звездочка моя.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (10.08.22 11:19:18)

+1

12

there's no point in living, if you can't feel the life

от поцелуя в уголок губ что-то в груди обрывается, и учащённому пульсу это не помогает никак.
подрагивающими руками наспех ополаскиваюсь, выключаю воду и пытаюсь сфокусировать взгляд в поисках полотенца. кроме очевидно небольшого махрового квадратика для лица ничего не нахожу, усмехаюсь и выжимаю волосы руками, насколько могу. жест бесполезный почти до беспомощности, с меня в любом случае дождит.
выбираюсь на звуки, довольно щурясь. капаю по полу, приближаясь — почти крадусь, как будто в этом есть какой-то высший смысл.
— до утра я совершенно свободен, — усмехаюсь в тон, пытаясь понять, что именно он вложил в обращение, да куда там. мысли путаются и сбиваются, а потому ловлюсь на обманку, как ребёнок. фырчу с наигранной обидой, тихонько млея — что-то в этом дурачестве есть невероятное, и голову ведёт, и весь мир прекрасен, а лучше всего в нём обнажённый нахальный рамси.
пьёт он с заразительной жадностью, так что безропотно принимаю пиво с таблеткой, поймав себя на мелком наблюдении: после этого бутылку из моих рук он тоже возьмёт, и это к лучшему. глотнуть мне не дают. едва не пролив пиво, смеюсь, подставляясь поцелуям, и делаю новую попытку утолить жажду.
давлюсь.
звёздочка, блядь?
мне нужен очень хороший способ спрятать это воспоминание от своих. хуй с ним, с химсексом, это неплохой способ вызвать доверие и расположение объекта — тут ко мне вопросов не будет, но за звёздочку сожрут моментально. припоминать будут до конца жизни, наградив новым позывным, и радует только то, что она вряд ли будет длинной.
хуже всего, что мне не хочется перегрызть ему сонную артерию. мне нравится, и это провал.
— если ты не выдашь звёздочке полотенце, я всё тут залью, — пьяно смеюсь, а после наконец-то нападаю на горлышко бутылки, провокационно вжимаясь в горячее тело. возвращаю бутылку, а вместе с ней поцелуй в шею, пока что, впрочем, без зеркальной метки. чуть позже. рамси всё-таки уходит за полотенцем, а я тем временем пью и вспоминаю, где бросил одежду, надеясь, что пузырёк в кармане не треснул от небрежного обращения.
— мой снежный принц вернулся, — усмехаюсь, награждая спасителя жарким хмельным поцелуем, и отдаю бутылку, чтобы хотя бы изобразить избавление от воды. наспех просушиваю и волосы. его полотенцу и постельному белью здорово повезло, что после покраски прошла неделя, и синих пятен я уже не оставлю.
это «мой» слетает почти в отместку очень легко, и мне нравится, как звучит, пусть это всего-то на одну ночь. полузабытым чувством свободы бьёт по голове, эйфория кипит в крови, и я сбрасываю полотенце. мистер сноу слишком хорош, чтобы заставлять его ждать. утягиваю за собой на диван вместе со стремительно пустующей бутылкой. бутылка остаётся на столике, а я, проскальзывая между ног рамси, устраиваясь на полу. теперь моя очередь пробовать его на вкус, но месть, как я обещал, будет жестокой.
горячий и жадный, он ловит каждое моё движение. заводит чудовищно, и терпение истлевает.
в момент, когда он перестаёт контролировать происходящее, я отстраняюсь, довольно облизываясь, и насмешливо смотрю на него снизу вверх. провожу ногтями по колену. чувствую его напряжение сбивающей с ног волной — кажется, что набросится прямо сейчас, вынуждая продолжить, но у меня немного другие планы.
— ложись на живот, — почти мурлыкаю, но менее похожим на команду предложение от этого не становится. отправляться на поиски лубриканта у меня нет никакого желания, поэтому нагло призываю его в ладонь. применять магию в маггловском квартале — идея, пожалуй, не лучшая, но карт надзора больше нет, а с датчиками я завтра что-нибудь придумаю. обсидиан отлично фонит.
он сжигает меня взглядом, и я, рассмеявшись, тянусь укусить его за припухшую от поцелуев губу.
— вкусссный, — выдыхаю в рот, уворачиваясь от властного захвата.
жду.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

13

во всем этом есть один нюанс, который не дает притушить ослепительные искры в моих светлых по-рыбьи  глазах:
сириус очень красивый.
странная характеристика в мире, где твоя внешность всегда зависит от количества кредитов на счете и каждый может себе позволить слепить себя по любому критерию. будь у меня чуть меньше долгов и чуть больше свободного бабла, я бы подправил внушительный картофельный нос, слишком квадратную форму челюсти, топорщащиеся уши и еще пару моментов по мелочи. а вот человек напротив - мокрый, смеющийся, улыбающийся, ласковый и довольный - он до того красив, что даже не верится.
у меня таких еще не было. и даже под химией, делая допуск на одноразовый контакт, все равно, ко мне такие никогда не подкатывали, а когда я подкатывал к таким, то далеко не всегда мне давали зеленый цвет.
подумаю об этом потом, сейчас же, в моменте, мне некогда и незачем. мои пальцы расчесывают, распутывают длинные синие пряди, зачесывают с лица на затылок, бережно, аккуратно, открывают обзору красивое лицо с мягкими чертами. с этими налитыми вишневыми губами - такими припухшими от бесконечных поцелуев.
мне нравится. прикосновения, смех, улыбка, взгляды. вкус кожи, пота, спермы. все нравится так сильно, что всерьез подозреваю у себя небольшой передоз с таблетками. еще немного и протянется радуга от одного плеча сириуса к другому и по нему забегают разноцветные пони с крылышками или что там может привидеться.
от обращения смеюсь тихо, но долго. вернул, смотрите-ка, какой дерзкий, за словом в карман не полезет, да и карманов нет. есть только тонкая жилка на шее, острый угол ключицы, манящее мускулистое плечо, горячие пальцы - тянущие меня за собой. идти тяжело, но, кажется, наконец-то мы идем решать и эту проблему, а посему падаю на диван, долгожданно широко расставляя колени, тут же тянусь ладонями к синей голове, убирая занавеску с лица и торопливо облизываю губы в предвкушении.
первым же громким выдохом сдаю города и крепости. запрокидываю голову на подголовник дивана, сжимаю кулаки в лазурных прядях, поджимаю пальцы на ногах и мягко толкаюсь навстречу бедрами. его рот восхитителен. так горячо, так глубоко, влажно, он сдавливает губы и скользит языком, пошло вбирает глубоко до упирания носом в пах и легко играет-мучает меня самым кончиком, подключает горячую ладонь.
ссссукаааа, как же остро, как же по каждой клетке пронзительно, как же до выгибания навстречу хорошо. химия обостряет ощущения до максимума, мне кажется, что блэк везде, приходится ловить пятерней одну из его ладоней, чтобы оставаться здесь, на земле, а не отлетать крышей от переизбытка ощущений. мне повезло как не везло уже очень давно: этот парень, эта ночь - лучшее за эту неделю. кажется, начинаю срываться в глухие постанывания, кажется, мне настолько заебись хорошо, что закрываю глаза и расслабляюсь полностью, мягко подталкивая чужой затылок в приятном ритме.
- сириус, бляяяядь....
кажется, шепчу настолько ласково и хрипло, что сам себя не узнаю. и тем больше удивляюсь - насильно вырванный из шквала ощущений, тут же впериваюсь взглядом вопросительно, почти обиженно.
тону в черных щенячьих глазах сразу же, ныряя как в беспросветный колодец сверху вниз до самого дна.
- эй, нечестно, - получается через небольшой кашель, сипло. пытаюсь погладить по голове, притянуть обратно, но хитрец ускользает из захвата подрагивающих рук, тянется целоваться и даже здесь кусает, дразнится.
улыбается так, что невольно прощаешь все. и даже хочется подчиниться.
- на первый раз прощаю, - рычу гортанно и наигранно недовольно. на деле мне плевать - быть в нем или под ним, но повыебываться шутливо надо же. странная фраза, с намеком и предложением. ладно, похуй, все что сказано во время секса можно делить на два. на сексом под спидами и градусом - на четыре. под очарованием момента - .... успеваю сделать еще глоток веселого пива, промахиваюсь с попыткой поставить на стол и бутылка с глухим треском падает на пол. пенится даже из обломков бурого стекла небольшим светлым гейзером.
- осторожно, не порежься, - совершенно ненужное проявление... заботы? не знаю, не думаю. не хочу сейчас превращать все это в кровавую пенную вечеринку. переползаю на диван, принимаю приказное положение послушно, даже выгибаюсь в пояснице и тихо рычу, опираясь на локти. чужие пальцы с непонятно откуда взявшимся гелем действуют осторожно, ласково, но непреклонно, натягиваюсь на них сам, подставляюсь и тихо порыкиваю.
с ним - хочется. сейчас - очень хочется. трусь о жесткую ткань дивана изнывающим по ласке передом, любопытно оборачиваюсь из-за плеча и молча зову его по имени.
облизываюсь приглашающе.
- выеби меня, звездочка.
не только ты тут та еще блядь, сириус блэк.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (12.08.22 13:20:33)

+1

14

make me scream your screams

обиженное возмущение встречаю смехом. смотрит он чертовски очаровательно, и хочется немедленно загладить вину, чтобы снова растворился в удовольствии. чуть-чуть подожди, мой принц, я не разочарую. на первый раз — за сегодня или? разберёмся потом, просто подсекаю себя на тянущем желании продолжать ночь бесконечно.
время послушно растягивается, и его мерному ходу не мешает даже бьющаяся бутылка. смеюсь снова, тремя жестами обращая стекло в пластик. я пьян и небрежен, чары едва ли продержатся дольше пары часов, но этого хватит, чтобы никто из нас не распорол кожу. по крайней мере, осколками.
его забота струится по коже лаской, от которой хочется заурчать, прикрыв глаза. наклоняясь над послушным принцем, целую его в бок где-то между рёбрами. тут же игриво прикусываю кожу, зализываю укус поверх и возвращаю себе шаткое равновесие, занимая чуть более устойчивую позу.
северный мальчик жаден и горяч, поддаётся легко и охотно — значит, не в первый раз, и расслабленная его развязность едва ли обусловлена хмельной бравадой.
если бы он мог взглядом вышибать пробки, электричество погасло бы в нескольких соседних кварталах.
кто способен устоять перед такой просьбой, интересно. он жадно подаётся ближе ко мне в ответ на стон, и мир вспыхивает цветными пятнами. по венам разливается сводящий с ума жар.
мы быстро находим общий ритм, как слаженная пара, и сплавляемся в единое голодное существо, вжимаясь друг в друга. собственный счастливый смех слышу как будто из-за стены. в ушах шумит, собирается пот на висках, становится трудно различать границы тел.
— ррррамсси, — рычание на вдохе, шипение на выдохе, и я уже не понимаю, кто ведёт — сноу насаживается с такой блядской похотью, что самоконтроль улетает в бездну. неважно. ничего не имеет значения, кроме стонов в унисон и расплавленного принца подо мной. темп нарастает, но нам и этого мало, хочется больше, сильнее, ярче, хочется втрахать его в этот диван, оставив на нём отпечатки наших тел. стоны смешиваются со всхлипами и звериным рыком, перед мутным взглядом окружение смазывается, и я поглощён моментом без остатка. хочу его. хочу его себе, под собой, над собой, на диване, на полу, в душевой, в кровати, где угодно, хочу.
— ты, — выдох, вдох, выдох, — мой.
на одну эту ночь.
— целиком.
где-то за окном разрываются фейерверки, и я не совсем уверен, что к этому не причастен. бессильно наваливаюсь сверху, тяжело дыша, и расцеловываю беззащитные лопатки. запах пота и секса бьёт по обонянию, хочется подвыть от накатывающих эмоций, но рамси распластан подо мной, и ему, кажется, не хватило — чуть.
оставляю на плече яркий засос. хрипло дышу, сползая с него, жестом прошу повернуться. он тает в руках невменяемым податливым воском, и прозрачный лёд радужки прогорает в чёрном пламени зрачков. устраиваюсь между его ног и накрываю губами измученную возбуждением плоть.
снова.
рамси слабо пытается двигаться навстречу, но положение не располагает, и остаётся не так много сил. глажу его по бедренной косточке, не теряя времени — заглатываю всего, сжимаю горлом, невольно копируя его собственные движения.
давай же, мой принц.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (12.08.22 23:14:08)

+1

15

это все химия. пиздеж.химия от таблеток и травы, не та, другая, между человеком и еще человеком. дважды пиздеж.
шлю в седьмое пекло отмазки. здесь, прямо сейчас, в моменте, миге я почти влюблен и влюблен взаимно. самый крышесносный секс случается, когда отключаешь голову и используешь ее только для поцелуев или смачного горлового. или упираешься лбом в жесткую обивку дивана, о которую стесываешь напряженные колени и локти.
сириус повсюду, сириус стал всем. беспомощно царапающими креп пальцами, сжимаемым под пятерней краем диванной подушки, влажными каплями на шее, под коленями и вдоль спины, липнущей ко лбу короткой челкой, жаром срываемого дыхания, ритмичным покачиванием, жадными толчками навстречу. по-блядски щедро и ненасытно. по-блядски выпрашивая еще и даже звучанием в горле - глухим, почти умоляющим, на пределе честным.
подаюсь навстречу и подхватываю почти сразу. как нужно. будто не раз и не два с ним. будто всегда так и было. зубами прихватываю кулак, сдерживаясь, а потом приходит простое и логичное - нахуя? в какой-то момент и вовсе все становится мелодией - стон за стон цепляется, вскрик, полушепот, сорванная мольба, сладкое шипение, скользящая судорога по губам, превратившаяся в хрип просьба.
еще.
просто еще, не останавливайся, давай еще, сильнее, глубже, не щади меня. чтобы от пальцев остались синяки на бедрах - вторили укусу за бок. чтобы с этим пошлым звуком соприкосновения тел, вдалбливания откровенного, скрипа дивана под рокот металлической группы в колонках. чтобы солист не мог нас перекричать.
давай еще. чтобы пересыхала стонущая глотка, чтобы пот струился по вискам к напряженной шее, чтобы глаза закатывать блаженно, чтобы внутри все горело, сжимало и трепетом животным заставляло напрягать мышцы, выгибать спину, свести голые лопатки и биться о тебя. трусь об обивку, мне недостаточно, мало, мало сириуса, мало всего что происходит, мало меня насквозь почти прошивает и при всем обилии ощущений мне все еще нужно еще.
еще его.
блять, что мы жрали, что мне так иссушающе мало, жарко, голодно?
звездочка ускоряется, звездочка вдавливает пальцы сильнее, толкается рано, часто, забивает как пневматический потолок и судороги его тела превращаются в единую бьющую дрожь. замирает, задерживает дыхание и стонет так жалобно, что оборачиваюсь насколько могу - хочу видеть его лицо в этот момент, но не хватает и лишь снова тычусь лбом в собственный кулак.
твой, говоришь? целиком, говоришь?
блять. да. твой целиком сейчас. дышу почти истерически, уже даже собираюсь помочь себе сам, но меня обволакивает облаком влажных синих волос, влажным до мокроты телом как плащом. а от поцелуев веду бисерно увлаженными лопатками так, будто из них вырвутся крылья. а еще я послушен до абсолютного, молчаливого смирения и покорно переворачиваюсь на спину.
подставляюсь и подставляю себя, долгожданно зарываюсь обеими ладонями в густую яркую гриву и подталкиваю в нужном мне ритме. мне совсем немного осталось, потерпи, еще немного, вот так, глубже, еще, сильнее и чуть чаще... не могу сдержать довольного крика. о да, я из тех. кто очень громкий и открытый. в чужом рту взрываюсь, давлю на затылок наверное до боли, чтобы принял все, чтобы не выпустил, пока меня выворачивает суставами наружу и сердце не пытается вырваться нахуй из тела да повиснуть спагетти вен и артерий. успокаиваюсь долго.
тяну нам себя верхом нового знакомого, укрываюсь им как одеялом. все еще вздрагиваю, бьюсь с ним часто вздымающими, мокрыми грудными клетками, в шевелюре его лохматой прописался пальцами, а едва могу более-менее отдышаться - накрываю голодно распахнутый за воздухом рот.
- ты охуенный, блэк, - возвращаю слова в душе, едва ли громче и менее осоловело, чем их автор некоторое время назад .
не хочу отпускать его из рук. мне только что все тело залили цементным раствором и больше нет возможности двигаться в принципе, но...
- если я сейчас не покурю, то взорвусь к хуям, - шепчу тихо, смеюсь почти нежно и ласково. не замечал за собой такого. пачка тут же, на столике, хватает сил дотянуться и до нее и до зажигалки. прикуриваю себе и едва сладко затягиваюсь - передаю в губы блэка над собой. мы все еще переплетены, он все еще упирается на локоть надо мной.
- только попробуй слезть с меня, - говорю и пошло и заигрывающе. смазываю большим пальцем пот с его виска, касаюсь всей ладонью лица, щеки, скулы, шеи, провожу по нижней губе и принимаю на затяжку сигарету следом. мне нравится делить с ним одно курево на двоих. мне нравится с ним сейчас делить себя на двоих.
и этот момент.
без обиды, но с какой то странной белой завистью отмечаю, что звездочка смеется искренней и красивей. мне нравится, я хочу еще и тыкаю, внезапно, кончиком пальца ему прямо в нос. и смеюсь вместе с ним.
и залипаю в его улыбку надо мной.
затем медленно и глубоко целую. без голодной страсти, но со всей искренностью от переживаемого момента.
в этот миг, я честен и прозрачен на все сто. в этот миг я почти влюблен и в этом, наверное, вся сила химии, градусов и момента.
- месть была жестокой действительно, - миролюбиво шепчу в рот напротив. пепел облетает с сигареты в мятую банку из-под энергетика. я снова тянусь к налитому алым рту и шепчу в него планы на оставшуюся ночь. - мне все еще мало тебя. готовься, как немного отдохнем...
и снова смеюсь. наверное, почему-то мне кажется, уже немного похоже, на смех черноглазой звездочки.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

+1

16

держит за волосы долго — до упора, одним движением подчиняя себе. боль не настолько сильна, чтобы возмутиться, но ощутима достаточно, и этого мне хватает, чтобы очароваться сильнее. блядь, какой же он.
солёный.
послушно забираясь верхом, чуть более осмысленно замечаю, что передача инициативы мячиком — охуенная идея. он забирает настолько же уверенно и горячо, как отдаёт, а это значит. ох. поцелуй вытряхивает всю душу заново, и хочется. невыносимо, но ещё рано, и нужно потерпеть. сигарета отлично скрашивает ожидание, и он прав. это лучшее, что можно было сейчас сделать, хотя и пить хочется страшно.
затяжки по очереди — опосредованный поцелуй, и есть в этом что-то, чего не слишком-то ждёшь от встречи на один раз, но об этом я подумаю потом. гитарный вой сменяется на британского золотого мальчика, и я давлюсь дымом от смеха, потому что звучит это пиздец как чудовищно. лучше бы он не доживал до эпохи расцвета кибернетики — его бы уже все забыли и не крутили на радио. нет, в плане, ничего не имею против, голос у него... но ничего лучше, конечно, заиграть сейчас не могло.
почему-то становится неловко и почти обидно, хотя схуяли. рамси как будто чувствует перелом моего настроения: шутливо угрожает и гладит по лицу так трепетно, что дурацкая песня моментально лишается своей власти. следом идёт очередной поцелуй, мягкий и оттого пробирающий до мурашек на загривке. отвечаю тем же, позволяя себе упасть в своего рода доверие к сноу.
наш смех перемешивается и звучит почти одинаково, или мне просто кажется? но волшебство начинает сползать по лицу подтёками, а это может значить только одно. непредсказуемая маггловская дурь начинает меня отпускать, и если не сделать с этим что-нибудь, мне будет очень погано. воздействие индивидуально, но он не маггл, а значит, что и с него может скоро слететь, и наше время закончится, а я. не хочу. мне нужно ещё. мне нужно, чтобы он продолжал смотреть на меня с тем же восхищением, чтобы продолжал быть ласковым котиком, не помнящим ничего, кроме меня.
— мне всё-таки придётся, но я быстро, — утешающе целую в уголок губ и неловко сползаю. заодно подбираю пластик, чтобы незаметно выбросить. утром в ведре уже будет стекло.
исчезаю в самом деле ненадолго. нужно освежиться, смыть с себя пот и подступающую дурноту. заодно кое-что прихватить из куртки. наспех стирая капли полотенцем, нетвёрдым шагом направляюсь к холодильнику в поисках способа догнаться. пива у него, к счастью, достаточно. судя по его запасам, наркоте и татуировкам, риперы живут достаточно хорошо, чтобы кайфовать в моменте, а вот на обустройство норки уже не хватает. хотя, может быть, он просто похуист в этом плане. или я заморачиваюсь. становится даже немного неловко от пафоса, который он уви...
а с чего я решил, что он будет в моей квартире? нет, это состояние мне решительно не нравится, поэтому я спешно открываю бутылку, бросаю таблетку, которую вынул из кармана на обратной дороге, и делаю несколько жадных глотков. только после этого возвращаюсь к лениво развалившемуся рамси, усаживаюсь на диван и протягиваю к нему руку:
— иди ко мне, мой принц.
мир снова обретает краски довольно быстро. возвращается счастливая лёгкость, и я протягиваю бутылку расположившемуся на моих коленях котику. отгоняю мысль, что если я ошибся и он всё-таки маггл, эта хуйня его убьёт.
но он точно нет. его чип... всё будет хорошо.
хотя бы сегодня.
очередная песня, тем временем, сменяется, и я удивлённо распрямляюсь. эти ребята, в отличие от барроумэна, не дожили. негаснущей знаменитостью вроде элвиса или фредди не стали тоже, так что я даже не думал, что их кто-то ещё вообще помнит, кроме любителей ретро вроде меня.
— откуда... погоди, это что, не радио? ты такое слушаешь? — запиваю лёгкое потрясение, покачивая головой в такт знакомым до боли аккордам, и тут меня наконец-то расхуяривает по всем поверхностям одновременно. правильная таблетка встряхивает меня всего, и не запеть становится невозможно.
take in the restless nature, the promise of a bold adventure, — хитро подмигиваю, потому что это даже не ложь. его действительно ждёт дохуя безрассудная авантюра, когда он узнает, кто я такой, а случится это не позднее грядущего утра. о, мой снежный принц, если бы ты знал, какую ёбаную дичь я буду тебе втирать, но это подождёт. всё равно опции не поверить не будет. об этом я позабочусь.
careful what you wish for, сareful what you wish, — откровенно усмехаюсь, показывая кончик языка между текстом. здесь не угроза, скорее, флирт, но этот момент и в оригинале игривый, и пусть кто-нибудь попробует убедить меня, что нет, — oh, the devil's in the details.
маленький такой нюанс в виде собачьих лап, магии и миссии по спасению двух миров от пизданувшегося головой диктатора, который отгрохал свою империю зла под носом у действующей власти. ничего особенного, милый, освоишься очень быстро.
мурлыкаю дальше — текст в общем-то незамысловатый, но темп непрост. пою я не то чтобы очень круто, но заслушанное до прогалин на чипах льётся само собой, мне остаётся только выпускать на волю сипловатый голос.
trust me, i'm a thief, — тяну с особенным чувством, вкладывая в текст больше, чем планировал. взгляд сияет — кажется, не только его, и почти смущает, потому что на что он, мерлин его раздери, так смотрит? паузу между словами использую, чтобы спрятаться за бутылкой, смачивая заново подсохшее горло. — please be quick and swear forever: we can draw the stars together.
всё ещё ничего не значит, но волна сшибающего с ног счастья сильнее способности помнить, что мы здесь на одном только притяжении тела к телу, и строчки звучат от меня почти настоящим требованием дать клятву. желательно непреложный обет, и я усмехаюсь от нелепой мысли, потому что никто и никогда не может обещать любовь, закладывая собственную жизнь. утром мы протрезвеем, и сказочный мир растрескается в ладонях. может быть, нам ничего и не нужно станет друг от друга, но сейчас. сейчас я неотрывно смотрю в его глаза цвета чистого льда и пою для него одного откровенную серенаду восьмидесятилетней давности. некоторые вещи не стареют — шекспира ставят до сих пор.
just like i'm gonna steal a piece of you.
песня продолжает играть, но я уже безнадёжно занят очередным поцелуем. скорее всего, это какое-то смешное и немного дикое совпадение, что мой личный гимн играет в этой квартире, но совпадения такого рода невольно заставляют поверить во что-то предначертанное. по крайней мере, сейчас, когда в моих руках тает потрясающе нежный принц. а больше мне ничего и не надо.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (13.08.22 03:25:04)

+1

17

уou can turn me on with just a touch, baby

залип. в движение искусанных губ, в их контакт с теплым, влажноватым фильтром, в легком движении щек при затяжке, в мягкой дрожи кадыка при сглатывании. сизые кривые дыма лентами витыми ломаются в воздухе, спиралями уходят под неоновый потолок. голограммы тв бликуют в черных бусинах глаз напротив - таких близких ко мне, таких космически далеких, как будто хвосты комет растеряли свои ядра и оставили их на нашей планете, заточили между веками звезды по имени сириус.
поплыыыыыл, чтож я так поплыл восторженно. ловлю себя на этой мысли, когда мой гость отпросился отойти и я расслабленно откинулся на спину в пропахший еблей диван, раскинув морской звездой конечности и в одиночестве докуривая нашу сигарету. спиды легка отпускают, в голову начинают лезть ненужные мысли, в том числе и рабочие, в том числе и о правильности происходящего. сказка растает как колечко дыма под потолком, как свет голограммы с выпуском новостей, как пузыри на дне разбитой бутылки.
это будет завтра, это будет потом. а я так и не научился думать о будущем. живу моментом, в моменте и в данный момент мне просто нужно добавки, чтобы вновь вернуться в мир, где время всего лишь слово, а ничего важнее синеволосого незнакомца нет в принципе. чтобы эта необходимость закрепилась лишь в состоянии измененного сознания, а не наоборот.
и он появляется. слежу за ним только движением зрачков, каждый шаг, каждый жест, каждое движение мышц на неприкрытом теле, как он по-кошачьи мягко скользит по типовой площади моей типовой квартирки, как голубой свет холодильника касается обнаженной кожи - остро выводит лезвием ключицы, линию шеи, аккуратные маленькие ареолы, широкие грудные мышцы и решетку ребер. свет гаснет, блэк оказывается рядом и зовет меня этим странным прозвищем-ответкой на звездочку. нашел особу голубых кровей, пха.
а мне похуй. я лезу к нему послушно, забираюсь прямо верхом на колени как покорная кукла, принимаю стеклянное горлышко ртом из чужих рук, делаю два крупных глотка и даже чуть-чуть проливаю на подбородок, скоро убираю ладонью. необычный вкус, хм.
- что там? - вопрос риторический, мне даже ответ не нужен, тем более, что ответом будет скорее всего нечто нейтральное в духе "веселая таблетка". слишком быстро сознание сужается и слегка плывет фокус, а черты сириуса становятся острее. засматриваюсь, будто в 16к разрешении изучаю его анфас, каждую пору, родинку, почти теряюсь в синих прядях, в коих вижу каждый отдельный волос и каждый своего уникального оттенка. драгоценный камень со множеством сверкающих граней.
- да, иногда. знаешь? нравится? - не могу сдержать улыбки, стараюсь зеркалить - уж больно красивый образец передо мной. мои пальцы живут своей жизнью, легко вычерчивают контуры чуть влажного тела, скользят по жидкой коже и все жду, когда пойдут рябью круги на воде. сириус начинает петь мурлыкающе и мне так от этого тепло и правильно. тыкаюсь губами вдоль лба, под линией роста волос, замираю поцелуем на виске, чуть на щеке и скуле, расцеловываю мягко не мешая петь. вторю текст беззвучно, чтобы не сбить, не перебить ни в коем случае. еще несколько глотков волшебного пойла всасываются слизистой мгновенно, начиная с губ и десен, в моей крови - радужные мыльные пузыри, газированный напиток из автомата, пена морская во время прилива. надо точно выяснять, что за дурь он добавил - никогда не испытывал таких ощущений раньше. вседозволенности, всемогущества, полной свободы и какого-то эйфоричного восторга.
или это от того, что я сижу верхом на охуенно привлекательном мужике, изучаю пальцами его ладонь, бодаю легко подбородком в переносицу, вынуждая смотреть на себя.
вот только и он не смотрит никуда более. провалы его глаз в полумраке моей квартиры кажутся той самой кроличьей норой, в которую я смело шагнул вслед за белым пушистым засранцем. и то, как он мне поет (точно мне, однозначно, я даже оглянулся проверить, нет ли за моей спиной чего-то кроме стены с экранами и голограмм музыкантов), и что он мне поет, какие фразы текста озвучивает - в какой момент ебля с симпатичным незнакомцем превратилась в романтическое свидание? ах да, когда мы смешали наркоту с алкоголем, точно. последнюю мысль сопровождаю мелкими поцелуями подставленной кисти, где чуть ощутимо прикусываю нежную чувствительную мякоть ладони,  к коей перешел после детального изучения костяшек.
- здорово поешь, мне понравилось, - сириус вновь целует меня и мы ныряем в это соитие ртов без остатка, когда мои руки обвивают его шею и вжимают в себя ближе. у меня не осталось вопросов и сомнений, я просто один большой инстинкт, ласка и желание, так вторящее тому, что уже твердо упирается в меня снизу.
- идем, - шепчу в искусанную, ранее запертую в плен губу. вновь сплетаю наши пальцы, тяну за собой блэка в сторону спального отсека. на панели возле изголовья меняю режим подсветки, погружая типовой квадрат в горизонтальные линии мягкого, фиолетово-пурпурного неона, оглядываюсь на своего гостя - он выглядит потрясающе. этот свет превращает его в сверхъестественное создание фантастической красоты.
- ты такой красивый, - зачем-то потрясенно проговариваю это прежде, чем вцепиться в него снова. близко, жарко, тесно, почти сползаю вместе с ним до матраса вниз, оттягиваю за волосы голову назад, подставляя себе беззащитное нежное горло. у меня еще не было таких красивых и вряд ли будет кто-то красивее. хочу его всего, хочу до мольб остановиться, до стонов пощады, чтобы вырубиться почти что во время от усталости. завожу его руки над его же головой, надавливаю на скрещенные запястья и голодно улыбаюсь во всю довольную пасть. даже замираю, рассматривая распластанного подо мной, доверчивого, на все готового, судя по взгляду, сириуса и зову его звездочкой. моя звездочка. иди ко мне, звездочка этой ночи.
крышка с геля отскакивает почти без провокационного звука - часто пользуюсь, что греха таить. блэк подставляется, позволяет вернуть чуть прохладную пока ласку, а я стараюсь как можно медленней, приятней, аккуратней. он поет и почти танцует на моих пальцах, сгибает колени и выгибается. хочу видеть его лицо, хочу видеть каждую секунду, каждое мимолетное выражение его. и как только заканчиваю с подготовкой, мы меняемся местами. теперь он на моих коленях, теперь он тяжело, сорвано вздыхая и с невероятным звуком постанывания осторожно натягивается на меня, тугой, горячий, тесный. упираясь на руку, выставленную за спиной, второй придерживаю за талию, даю опереться на свои плечи, низко рычу в его подбородок и уговариваю шепотом. совершенно бессмысленно просить расслабиться, потерпеть - он все это знает и точно уж умеет, по движениям чувствую, но мне так хочется сейчас быть ласковей самой промытой покладистой куклы. хочется, чтобы этому поющему на мне мальчику, что жадно, но медленно приходит в движение на мне, что скрещивает за моим затылком руки и медленно поднимается да опускается, было хорошо.
так хорошо, как мне с ним сейчас.
- сири, - проглатываю последний слог в утробном рычании удовольствия. запрокидываю голову и громко выдыхаю, поднимая бедра чуть резко и выше. - звездочка моя... какой же ты...
какой же ты, блять, в о л ш е б н ы й. если на утро выяснится, что ты волшебник и колдун и тебя не было на самом деле - я не удивлюсь.
но расстроюсь точно. потому что сейчас ты здесь, ты со мной, ты на мне и я умираю под тобой.
вижу тебя, чувствую, слышу, дышу, бьюсь об тебя в найденном нами ритме. и как он упирает ладони мне в плечи, как раскладывает под собой и тянется, дотягиваясь ртом до рта - все это волшба и колдовство из древних легенд.
тебя не существует, сириус.
есть только ты один, сириус.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (14.08.22 00:55:40)

+1

18

jesus died in las vegas

он ластится ко мне так, словно я — единственное его спасение в этом грёбаном мире. до смешного близко к правде, потому что если я не вмешаюсь, он останется в этой серой обыденности с работой по расписанию и вечерним пивом у телевизора. если я вмешаюсь, его упорно будут пытаться убить, что значительно освежает жизнь.
а я его не отдам. ни пожирателям, ни ордену, никому, нахрен, не отдам, потому что он уже обещан мне. под влиянием момента, алкоголя и наркоты, но никто и никогда так на меня не смотрел даже под этими самыми таблетками. с животной похотью — да, было дело, но не с вышибающим кислород из лёгких поклонением.
и не то чтобы я не привык к вниманию — внешность имеет значение даже в мире, где кардинальное её изменение всего лишь вопрос денег. я в своей хирургически не менял ничего, и это единственное, за что можно поблагодарить наследственность. это он ещё дядьку моего не видел, вот уж где я проигрываю без боя. почти радуюсь, что его больше нет; мысль крамольная и кусачая, потому что любил я его намного сильнее своих припизднутых родителей, но одно только маленькое допущение, что мой снежный принц может смотреть с таким жарким восхищением на кого-то ещё вызывает злость.
могу только отвечать ему тем же, меняя искренность до оголённых проводов на собственную такую же. ловлю себя на нелепой мысли, что мы как будто друг под друга выточены, настолько ловим каждое движение друг друга без лишних пояснений. просто он откуда-то знает, как заставить меня урчать, а я знаю, от каких поцелуев его взгляд вспыхнет сильнее прежнего, хотя казалось только что, будто дальше некуда.
его сильные руки, его губы со смазанной линией очертаний, его потрясающее тело. сложно сказать, что очаровывает меня сильнее, но всё это второстепенно. то, как он обвивается вокруг меня и зовёт, то прозвищем, то по имени, стоит любых денег, и одновременно бесценно, потому что этого не купишь. ни одна запрограммированная кукла так не умеет. никакой случайный секс такого не даст.
только он.
рамси уводит меня в кровать, озвучивая то, что заметить нетрудно — любуется мной настолько откровенно, что что-то сжимается в горле, мешая дышать. отчасти даже смущаюсь, потому что на красивых людей так не смотрят. на произведения искусства — да, а вот от такого мысленного сравнения уже слегка не по себе. не настолько я хорош, чтобы... да вообще ни на кого нельзя так смотреть, но этот его бешеный взгляд, зацепивший ещё до того, как он произнёс первые слова, держит меня стальным крюком, и я ничего не могу с собой сделать.
невыносимая в своей проникновенности ласка пробирается под кожу. становится почти неловко за собственное животное нападение, и я обещаю себе ответить ему тем же, что он дарит мне сейчас. обволакивает нежностью, прямолинейной более чем, но от этого я неумолимо расплавляюсь податливым воском. слушаюсь каждого движения, безотчётно доверяясь. вот так и ловят на секс — очаровывают и убивают, но он не из тех. не со мной. может быть, дело только в наркоте, эффект которой пришёлся ему определённо по вкусу, может быть, в обычной жизни он совсем другой, но есть ли мне до того дело, если здесь и сейчас он со мной.
говорят, если видишь падающую звезду, нужно загадывать желание. вижу собственное отражение в его огромных зрачках и почти наивно загадываю: пожалуйста, пусть завтра он тоже так на меня посмотрит. пусть то, что между нами закручивается, не отнимет утро. получается уже два желания, но мне часто везёт. немного читер, немного сукин сын, немного вор. что-то из этого набора должно помочь, а если нет — закину его на плечу и унесу в собачью берлогу.
неоновое освещение делает отсек совершенно вырезанным из реальности, завораживающе высвечивая черты рамси. обвиваю руками его шею, опираясь на плечи, и поддаюсь аккуратным движениям. заботливый шёпот сводит с ума.
— мне не больно, — безумно скалюсь, — продолжай, мой хороший.
наркота отрезает болезненные ощущения очень качественно. да он и без допинга нежен настолько, что мне бы не было — не в новинку, к тому же, да и не сказать, что я совсем ни на что подобное не рассчитывал, отправляясь в бар. скорее, не надеялся всерьёз. хотя на такое — точно. даже представить не мог.
хриплые стоны быстро скатываются в жалкое поскуливание. не стыдно. даже не пытаюсь сделать вид, что контролирую ситуацию хоть немного, просто извиваюсь на нём, вжимаясь губами в почти трепетные поцелуи. он придерживает одной рукой, и этот крепкий захват дурманит тоже. интересно, он хотя бы представляет, какие невероятные у него руки?
ради этого можно сдохнуть.
нет: ради этого можно жить.
удерживаю мутный взгляд, почти физически ощущая прошивающие нас искры, и хотел бы продолжить так, но положение не вполне удобно, чтобы наращивать ритм. остановиться сам не могу тоже, и, не сдержавшись, с очередным протяжным стоном выдыхаю в его рот:
— рамси, прошу тебя, — подводит дыхание, а перестать я попросту не способен, — мне нужно сильнее, я не могу больше, — утыкаюсь в его шею, постанываю в ключицы, — трахни меня. я сейчас рехнусь.
лиловый мир осыпается перед глазами неровными вспышками. разрывает от смеси кипящего азарта и предельного возбуждения, и я уже практически ни на что не способен — сводит выжигающей потребностью. вдруг понимаю, что мои объятия давно сместились: теперь я цепляюсь за его спину короткими, но достаточно крепкими ногтями, чтобы оставить на спине царапины. здесь бы остановиться, потому что я хотел быть с ним нежным, но не могу перестать оставлять свои следы. хочу, чтобы вспомнил меня, когда начнёт саднить под душем.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

19

nothing is more contagious than sin

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

я не знаю, кто он. как там говорил - работает на госразведку? пиздеж. он - танцор, балерун, существо от творчества, сотканный из неоновых ослепляющих огней эфемерный облик из легенд прошлого о духах, феях и потусторонних вещах. людей таких не бывает. секс на одну ночь не может так прошивать насквозь - арматурные копья пробиваю насквозь обоих, а края загибаются, чтобы не было возможности расцепиться.
если начнется четвертая мировая, ядерный гриб после взрыва главного здания корпорации покроет весь город, на землю прилетит метеорит размером со всю великобританию - срать. срать я хотел на любые причины разъединиться, остановиться, прерваться, выпустить из захвата, отдалиться хотя бы на расстояние выдоха. любуюсь перекатом мышц, напряжением, как запрокидывает голову и подсвеченные пурпуром пряди поблескивают в неоне, как рвано трепещет плавник кадыка, как размыкаются в стонах губы. как соскальзывают по плечам пальцы и находят опору на спине. ногтями. оставляет на мне зарубки-царапины, свой автограф выводит с чуть шипящей, едва ощутимой болью. котик выпустил коготки от удовольствия, котик подставляется ласке, вздрагивает, изгибается на мне, опускает свои восхитительные бедра до пошлого шлепка, до влажного звука скольжения.
это не он сейчас рехнется, а я.
нельзя быть таким в этом мире. нельзя в искусственном мире быть таким настоящим. вздрагиваю от ласкового обращения, толкаюсь чуть резче, будто ставлю точку и клеймо. да, забираю твою характеристику, да, твой хороший. с тобой хороший, сейчас хороший, сейчас твой.
а когда он просит скулящим шепотом, то пусть мне отрежут руки - кормильца рипера - если я не выполню желания падающей и поднимающейся от меня звезды. только не возвращайся обратно на орбиту. не разрывай объятий, не отстраняйся.
- конечно, сейчас,  - меня почти не слышно за громкими выдохами. обнимаю крепче, сажусь полностью и не вынимая перекатываюсь с ним, задыхаясь от ощущений и энергозатрат. сириус оказывается на моей сбитой простыне, его кудри падают фиолетовыми брызгами на подушку, прячутся в складках одела. наваливаюсь сверху, осторожно закидываю одну его ногу на плечо, придерживаю бедро второй и исполняю приказ.
ему надо сильнее. мне надо, чтобы он стонал подо мной и со мной. мне надо, чтобы ему было надо. было хорошо.
может быть, лучше, чем в последнее время.
может, он появится в моей мастерской снова. а? можно? он же и знает теперь где я живу (если помнит под спидами). хотя бы раз еще. хотя бы еще одну ночь? можно?
- сири, - снова проглотил слог. случайно нарек названием самой мощной модели ии в современном мире и не хочу ничего менять. из колонок мягким гитарным перебором хрипловатый голос вещает, что иисус погибает в вегасе, а в этой мегабашне дредфортовского района погибает один никому не нужный среднестатистический рипер, что по случайности поймал в ладони ослепительную звезду.
скули. стони. кричи. зови меня. смотри на меня. я ревную, когда ты смыкаешь веки от удовольствия. я здесь.
я наращиваю ритм, врезаюсь в него быстрее, глубже, чем до этого и едва удерживаю его выгибающееся тело. покорно подставляю под новые царапки спину, совсем не думаю о том, сколько их и как сильно - наноси, еще, сильнее и глубже, как тебе надо. как ты стонешь, как вскрикиваешь от смены положения.
опускаю его ногу, подставляю себе максимально открытые бедра, прерываюсь лишь на мгновение - смочить пересыхающий от стонов рот своим, мимолетно укусить под челюстью, собрать соленую каплю на язык, оставить себе запаха и вкуса.
ради этого можно сдохнуть.
нет: ради этого можно жить.
нужно.
- си, - меня прерывает собственный стон, - риус, - получилось. вбиваю его имя вязью в переплетение линий и рисунков чернилами по телу.
вернись ко мне завтра и послезавтра я набью себе твое созвездие.
чаще, сильнее, глубже. мокрый насквозь, вдалбливаюсь в него максимально, любуюсь почти маниакально и сам весь горю от желания скелета выйти за рамки плоти, мяса, кожи. такой жадный, такой податливый, такой тесный и раскаленный. еле-еле держусь, мне необходимо хотя бы попробовать кончить с ним вместе. не оставить его без ласки. опираюсь на локоть, чтобы дотянуться до манящей спутанной шевелюры, сверкающей лужицей разметавшейся по постели, вторую долгожданно спускаю между нашими телами, нахожу оставленную без внимания и получающую совсем немного поверхностного трения из-за животов. шлепки все громче, блэк переходит на сдавленные вскрики и нарезает из моей спины ремни, полосует ее ножами когтей.
иисус погибает в вегасе, а рамси погибает в сириусе.
еще. еще. еще немного. давай, моя звездочка, покричи для меня, сорвись со своей орбиты и пригрейся в моей руке.
мерцающая в неоне кожа покрывается каплями - сверкают тоже, а от запаха голову выносит зарядом дробовика в упор. крепче сжимаю ладонь, разгоняюсь до максимума возможностей, натурально въебывая моего доверчивого в собственный матрас, едва его удерживаю и краду его скулеж жадным ртом.
и не могу больше терпеть. слишком. слишком он, слишком мой сейчас, слишком для меня.
сука, взаимно на 3 000 процентов.
рычу громко не прекращая движений, тычусь стонущей мордой в изгиб шеи и, блять, натурально умираю от силы разрядки, от сокращений, от мажущих раскаленным золотом капель на кулаке. едва успеваю сфокусироваться на самом важном - как финалит он. как изгибаются ломаной линией его брови, как жалобно открыт круг искусанного рта, как он жмурится, уносясь от ощущений куда-то домой, в звездное небо; как его ногти прошивают мои плечи насквозь.
это самое искреннее и красивое, что я видел в последнее время. если не в жизни в целом.
падаю рядом в попытке продышаться, в попытке осознаться и пережить. как загнанные псы лаем в стремлении дышать, захватить разгоряченного приторного воздуха. как могу тянусь к нему, подставляю под мокрую вновь голову левое плечо, правой притягиваю к себе. и ворую его дыхание, жадно себе присваиваю.
как его сейчас присваиваю.
выжат, вымучен, отдан на растерзание.
во всем виновата химия, но отнюдь не синтетическая, в яркой оболочке.
- пить хочешь, звездочка? - шепчу, потому что нет сил на голос. есть только стойкое желание прижать к себе сильнее, под крылом уместить и остаться в этой позе насовсем. будто здесь место для этой синеволосой головы, его руке место - быть перекинутой через меня, его колену немного внахлест на мое бедро. не рассыпаться под неоном пурпурным. не пустить звезду обратно в далекий холодный космос.
поцеловать его снова. мягко, нежно, долго, упрашивающе.
не уходи сейчас, останься до утра хотя бы. рассвет и так уже скоро.
иисус погиб в лас вегасе. а я погиб в этой ночи.

+1

20

i want you to stay

дрожь разъёбывает каждую клетку моего тела. остаточные стоны трудно остановить, да и похуй, чему он после этого воя удивится. падаю в горячие объятия, бессильно распластываясь по своему персональному совершенству. не знаю, как его благодарить за. за такое не благодарят, это как-то даже глупо, и я разнеженно тянусь поцелуями к его лицу. веки наливаются свинцом, и я устраиваюсь на его плече.
— да, охренеть как, — слабо улыбаюсь, расцеловываю линию челюсти последним усилием и ложусь обратно, — но минут через пять, ладно?
чувствую себя медузой без единой кости в организме. утыкаюсь носом в шею, блаженно прикрывая глаза. ненадолго. мои пальцы хаотично блуждают по его торсу, вырисовывая абстрактные рисунки, и бешеный жар постепенно переплавляется в уютный кокон тепла.
— что же ты со мной делаешь, ррррамсси... — мурлычу невнятно, не рассчитывая всерьёз на ответ, — я хочу тебя себе.
это последнее, что я помню от нашей ночи, потому что после меня мягко накрывает темнота. на этом, впрочем, ничего не заканчивается: сон подбрасывает мне избранные кадры, перемешивая фрагменты событий в калейдоскоп угара, и я снова и снова пропадаю в его вынимающем душу взгляде, несу что-то совсем уж несуразное — не помню, чего не скажешь во сне под таблетками — и мы почти срастаемся в единое существо, не в силах расцепиться.
феерию прерывает настойчивый звон. пытаясь найти себя в пространстве, параллельно определяю источник звука. выходит погано. попытки с пятой понимаю, что это у меня в ушах. от вызова по рабочему каналу. с усилием открывая глаза, обнаруживаю, что моё очаровательное задание спит, и, кажется, довольно крепко. под разрывную трель, от которой меня здорово мутит, вытаскиваю себя из кровати и кое-как запихиваю в одежду. забираю карточку от двери из выемки на стене и по возможности аккуратно выскальзываю из квартиры. в дверной косяк не въёбываюсь — и на том спасибо.
рот сушит так, будто меня в него поимел песочный человек. добраться до общего балкона — тот ещё, сука, квест, когда перед глазами всё страшно плывёт, ноги отказываются слушаться, а головная боль тупым набатом вбивается в виски. опираясь на перила, наконец-то принимаю вызов. в процессе закуриваю. голос элфиаса звучит настолько тревожно, что мне бы даже было стыдно, если бы не так хуёво.
— я приболел, — нагло вру напрочь севшим голосом, — возьму день за свой счёт отлежаться. подробности операции вышлю к вечеру.
элфиас высказывает мне всё, что думает, не стесняясь в выражениях ни на секунду.
— пусти в аптеку, а? я сдохну сейчас.
а вот тут, в принципе, даже честен. по зашифрованному орденскому каналу вдогонку отправляю сообщение, что гипотеза подтвердилась и я в безопасности, но нужно больше времени. закрепляю обещание проявиться с новостями вечером, докуриваю и исполняю обещание: ползу до ближайшей аптеки.
мы научили магглов запускать в небо автомобили. магглы научили нас упаковывать зелья в маленькие таблетки, что оказалось охренеть какой удобной находкой. не для всего такая форма подходит, но для антипохмельного — в самый раз. когда я всё-таки вваливаюсь в двери, по мне уже понятно, зачем я пришёл. несёт от меня, наверное, жутко. уверен, что у рамси есть что-то условно подходящее среди медикаментов, но точно нет того, за чем я пришёл. толку нам с этой маггловской херни. вдруг понимаю, что у него должно быть скептическое отношение к лекарствам в целом — его ж большинство или не берёт совсем, или работает так, что лучше бы нет.
в ходе прогресса фармацевтический бизнес раскололся на две части: кое-что из препаратов не рекламируется, и приобрести можно только по специальному коду. просто потому что маггл от этого запросто может отбросить коньки. благодаря технологиям скоростного перемещения, ассортимент аптек стал единым, пожиратели постарались и тут. удобно, в общем-то — любое лекарство можно добыть в первой попавшейся аптеке, поскольку примчится оно за считанные секунды с общего склада. вот когда пустеют склады, начинается пиздец, но не будем о грустных нюансах монополий.
две таблетки сгрызаю прямо в аптеке, едва набрав достаточное количество слюны, чтобы проглотить их. мысленно посылаю нахуй весь мир, включая неодобрительно покосившуюся фурию. легчает не до конца, но стремительно. по крайне мере, теперь я могу занести себя ещё и в магазин.
возвращаюсь в квартиру с банками газировки, одноразовыми контейнерами с готовой едой, зубной щеткой и новым нижним бельём. ну а что, блядь, люблю я чистоту и комфорт. часть покупок убираю в холодильник, остальное откладываю до визита в душевую. что интересно, рамси не просыпается и от этого. я бы тоже не проснулся, если бы не этот грёбаный пень. нельзя так поступать с людьми.
под шумок прохожусь очищающими чарами по всему комплекту одежды, на какое-то время этого хватит. в душе отмокаю долго. немилосердное похмелье понемногу снижает градус, позволяя мне дышать. шампунь с ментолом и мятный гель чуть-чуть веселят — надо же, у нас даже здесь совпадают вкусы — но в большей степени всё-таки приводят в чувство. а две зубные щётки в одном стакане смотрятся как-то необъяснимо красиво.
выхожу уже почти живым живым человеком, у которого не слишком заметно дрожат руки. достаю из холодильника банку газировки, делаю несколько жадных глотков, а затем вместе с оживляющими таблетками приношу в спальный отсек.
рамси спит.
улыбаюсь, аккуратно подчищая волшебством следы ночных развлечений. будить не хочу. осторожно укрываю нас тонким пледом, невесомо целую его в скулу и снова устраиваюсь под боком. проваливаясь обратно в сон, ловлю себя на мысли, что он не растерял ни капли ночной притягательности.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

21

я хочу тебя себе.
последнее, что я услышал. первое, с чем просыпаюсь.
что люди знают о рамси сноу - рипере - патологоанатоме из дредфортовского квартала? криповый взгляд, черное чувство юмора, неплохие навыки, много краденных имплантов и не самые высокие цены на услуги. успешно затыкает рот если отсыпать кредитов или приставить пушку ко лбу. не конфликтный. кто-то даже зовет терпилой, мол, беспозвоночный - а всего лишь не хватается за оружие, если не хотят платить. лезешь в голову - там вечно какая-то помойка из брейндансового порно, новостей, статей по транспланталогии и адреса самых ебанутых баров этой части города. ничего не значащий мусор. просто талантливый паренек-самоучка из трущоб, с детством в детдоме, ничего не значащей фамилией и самой заурядной внешностью.
то ли отпускает и эта странная наркота, то ли пробуждение настолько гадкое, но...
меня никто не хотел себе.
смеюсь через чудовищную головную боль и осекаюсь на вздохе. все, что сказано во время секса не считается. во время секса под веществами и градусом - не считается трижды. а я как наивный идиот просыпаюсь с этим шепотом в ушах и предсказуемо не обнаруживаю рядом сказавшего. вот порванная фольга от гандона на полу рядом, вот крышка от лубриканка в складках простыни, вот смятая подушка и на ней бликует прозрачный почти длинный волос. в не выключенном неоне блестит фиолетовым. единственное, что осталось на память о.
остается только надеяться, что он не забудет дорогу в мою мастерскую.
остается только втащить себе за один только факт того, что хочется на что-то надеяться.
второй раз я просыпаюсь уже от рева будильника. запястье с порткомпьютером сейчас отгрызет вибрация, а от трезвона в виски ввинчивается спирали. выключаю трезвонящее устройство не открывая глаз. а оно трезвонит снова. время всего три часа, что от меня нужн...
уже три?!
распахиваю глаза максимально хорошо и вновь утыкаюсь в запястье. это не будильник, это миранда рвет меня по всем каналам, пытаясь поднять своего босса. пытаюсь вскочить и понимаю, что мне что-то парализовало левую часть тела и плечо.
задыхаюсь мгновенно. всклокоченные синие пряди, недовольно хмурящееся от трезвона и чуть помятое от сна в одной позе лицо. проблеск черных-черных как у щенка глаз. следы выстрелов-засосов на шее, припухшие от поцелуев губы.
он здесь. не исчез, не сбежал с рассветом, не растворился воспоминанием-миражом. спал у меня на плече, прижимаясь доверчивей ребенка. может поэтому я впервые проспал будильник? может поэтому я не просыпался от постоянных кошмаров?
а может потому, что ты влил и всосал в себя столько синтетики, что хватит на небольшую и-тиййскую фабрику, умник?
выпростав руку с огромным сожалением, я сажусь, спешно тыча в кнопку приема сигнала.
- да?! блядь, прости, я проспал и не услышал будильника.... - на голограмме недовольная мордашка моей ассистентки. ее огромные кукольные глаза смотрят на меня со смесью отчаяния и раздражения. - что там? срочное?
- конечно срочное. грейджой ждет тебя и грозится вырезать мне матку, будто бы она у меня есть. ты еще не бежишь в душ? рамси, если он меня изуродует, зашивать придется тебе же.
- все, все, я мчу, конечно. скажи ему, что я всю ночь трахался с самым красивым парнем в мире, перебрал с наркотой и алкоголем и потому проспал.
пауза.
- все равно никто не поверит, - заканчиваем хором и - получилось! - миранда немного улыбается.
- давай, торопись, он уже добрался до нашего мини-бара, - я вскакиваю с кровати. шатает, конечно, знатно, но пытаюсь удержать равновесие.
- ему нельзя бухать перед операцией, оттащи его!
- я очень надеюсь, что он истечет кровью как резанный хряк, потому пускай бухает.
-... я скоро буду.
видеосообщение заканчивается, я оборачиваюсь на лежащего в отсеке мужчину, что наблюдает за мной сонно, тепло и очень ласково.
он здесь. он не ушел. он тянется в удивительно чистой постели, улыбается и хитро подцепляет меня взглядом. он все так же сумасшедше красив, даже нет, он еще красивее в отголосках дневного света из окна, выглядит свежим и выспавшимся, не то, что я.
с и р и у с. человек, что склеил меня в баре (или я его?), что придумал какую-то дичь для знакомства и всю прошедшую ночь мы не могли оторваться друг от друга.
я хочу тебя себе.
я тоже.
- привет, - охуеть как оригинально. но я действительно потерян и дезориентирован. я же просыпался и был один. и это было закономерно и понятно. а теперь он тут. - ты здесь. -  а у меня немного затекло левое плечо и вообще не снились кошмары. и я первый раз в жизни проспал будильник. - ты как?
мастер переговоров. жбан трещит немилосердно, всего мотыляет, а руки трясутся так, что мне не то, что скальпель, мне страшно в руки вообще-то то давать. наблюдаю за тремором ладоней, после перевожу взгляд на блэка вновь и слегка сбиваюсь с дыхания, вновь охуевая от его красоты. - я смертельно опаздываю.
и на этих словах бегу в душ, где немилосердно меняю горячую и холодную воду, потому то утренний стояк никто не отменял и теперь мне понятно, почему блэк смотрел на меня так хитро. плюс это способ проснуться и не отъехать. плюс мне надо обязательно убрать тремор, иначе я не смогу работать. у зеркала тянусь к зубной щетке и замираю, обнаруживая нового жителя стакана.
это - его?... запястье разбивает возмущенная вибрация, но у меня нет времени больше выслушивать напоминания миранды, посему вырубаю сразу спешно чищу зубы, умываюсь и кое-как зачесываю выцветшие вишневые волосы. из ванной выбегаю наполовину одетый, лезу в один из медицинских холодильников, нахожу нужный шприц и усиленно работаю кулаком, пока с помощью зубов пережимаю себе руку жгутом. отрываю верхушку ампулы, набираю шприц дрожащей рукой и долго прицеливаюсь к вене. попадаю со второго раза и так мне и надо. поршнем вталкиваю все золотистое содержимое, сразу ощущая живительное тепло, впрыскиваемое в кровь. сгибаю руку на локте, отплевываю шприц в мусорку и лишь после смотрю на внимательно наблюдающим за мной ночным гостем.
- эй, ничего криминального. это мой аналог душеспасительной капельницы в супер-концентрированном виде. экстренная помощь для тех, кому необходима твердая рука в любое время суток. - улыбаюсь куда уверенней. теперь перед ним не тот растерявшийся от неверия парень, что едва увидел персонального бога своей ночи и чуть не потерял сознание от счастья. потихоньку приобретаю черты солдата удачи, уличного рипера и в принципе, довольно нахального спокойного парня. - не сдавай меня правительству, сотрудник госразведки, м? за такое могут надолго упрятать.
и смеюсь. легко, негромко, лишь чуть щурюсь от фоновой мигрени, что уходит семимильными шагами.
сириус показывает на полочку, где заботливо дожидаются, видимо меня, две какие то таблетки и банка газировки. спешно проглатываю все, смущенно улыбаясь заботе, одновременно с натягиванием на себя яркой футболки и потертой на плечах и локтях куртке.
- мне надо бежать. в холодосе ничего нет, кроме пива, а будешь уходить - дверь сама заблокируется, - кажется, сириус хочет что-то сказать и я... застываю у двери, наблюдая, как он идет прямо ко мне. обнаженный, залитый со спины дневным светом и будто подсвеченный, как фигура на витрине, как древнее божество, что изображали на иконах столетия назад. - мне правда... надо....
когда он оказывается близко, мне ничего уже не надо. смотрю на него в упор много часов и лет подряд, не знаю, что он скажет или сделает, но мне... мне так редко везло в жизни, что еще одну неудачу я точно переживу.
а если прямо сейчас его не поцелую, то не_переживу.
и я тянусь к нему с поцелуем первым.
я хочу тебя себе.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

+1

22

неприятная трель будит меня второй раз за утро. нет, в самом деле, я же... недовольно продирая глаза, обнаруживаю, что верещит не у меня. сонно-суетливый рамси принимает вызов, хрипло отшучивается — о, девочка, если бы ты знала, как он провёл эту ночь на самом деле, ты бы умерла от зависти. любуюсь им, развалившись по кровати довольной собачьей шкуркой, и невольно облизываюсь. до чего хорош.
— привет, — почти мурлыкаю, посмеиваясь, — решил немного задержаться. жить буду. беги.
пока он плещется в ванной, устраиваюсь поудобнее. я, в отличие от рамси, вообще никуда не тороплюсь и могу гнездиться, сколько захочется. наверное. надо будет осторожно уточнить этот момент, но, кажется, моё присутствие достаточно сильно его радует, чтобы не выгнать меня к чёртовой матери. посмотрим.
сон моментально сметает, когда я вижу, как он всаживает в руку шприц. первая мысль, разумеется, о том, что парень плотно сидит на тяжёлой наркоте, и я настороженно наблюдаю за изменениями, отыскивая признаки опьянения. но нет. наоборот. ему стремительно легчает, и я больше для галочки всё-таки предлагаю принесённые таблетки, которые ему, очевидно, не очень-то и нужны.
это охуеть что такое.
подумаю об этом потом. не могу не рассмеяться в ответ. во всём его облике проступают перемены, которые мне нравятся ничуть не меньше. нахальство идёт ровно настолько же, как почти робкое смущение, и я лениво крадусь за своим поцелуем, отчего-то уверенный, что позволят. нам было слишком хорошо, чтобы нет. его взгляд, намертво на мне застывающий, говорит сам за себя.
движение тоже.
притягиваю к себе за талию, второй рукой тянусь к лицу. в поцелуй вкладываю всю ту ласку, которую не успел отдать ночью, кончиками пальцев провожу по лицу и тянусь выше, с хитринкой задеваю край уха и зарываюсь рукой в ещё влажные волосы. влипаем друг в друга непозволительно долго для опоздания, но отпустить его добровольно выше моих сил. прерываюсь только от очередного звона. ворчу, напоследок легонько цапнув его за нижнюю губу.
— ко скольки мне возвращаться? я отпросился на сегодня с работы, так что как освободишься... если у тебя нет других планов, мой принц.
жаль, что уходит сейчас. это значит, что разговор о насущном всё-таки откладывается, зато есть время коротко отчитаться элфиасу с чуть большим количеством подробностей, но всё-таки не чрезмерным. до остального сам додумается в меру фантазии.
потом нужно будет закончить с уборкой, как минимум убрать пятно засохшего пива, вынести себя на улицу, подлатать фальшивку на основной чип. и зарядить ещё одну зачарованную горошину, чтобы обеспечить нам алиби ещё на сутки. потом можно будет что-нибудь в себя забросить, проветриться, переодеться и захватить с собой сменную одежду.
просто на всякий случай.
на ужин принесу что-нибудь интересное, и, может, алкоголь покрепче. поговорить нам придётся в любом случае, а шок было бы неплохо запить. заодно получше продумаю сценарий разговора, потому что «ты потенциальный волшебник, рамси», звучит как-то кринжово. ну да ничего. справлюсь.
если, конечно, мистера сноу устроит выбор без выбора.
— или можем зайти ко мне. если хочешь, — спонтанно вдруг добавляю, сам себе удивившись.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

23

- я пока не знаю.
я пока ничего не знаю. почему ты остался. почему магия не рассеялась утром. почему ты рядом. почему без таблеток и градуса ты все еще такой ласковый со мной. почему хочешь еще раз провести время. сжимаю пальцы в кулак в кармане куртки, обнимаю его только одной свободной рукой. я давно уже не гадкий утенок из подросткового периода, вечно обиженный, одиноки и никому не нужный, давно уже ни на что не обижаюсь и ни на кого не реагирую бурно. шлюхи, куклы, случайные связи в баре с продолжением в ночь и на утро все разбегаются, чтобы никогда больше не пересечься. и контингент тех, у кого я просыпался в постелчх и с кем просыпался в своей всегда мне соответствовал.
исключение в этом правиле целует меня так, что я почти готов отдать миранду на вырез несуществующей матки, лишь бы не уходить сейчас от сириуса.
сириус. далекая звезда где-то за плотным загазованным небом. в городе больше нет мест, где по ночам можно было бы увидеть блеск светил, это куда-то за стену нужно, в пасифику, там иногда можно урвать кусочек. а у меня тут, в моей тесной конуре в типичной мегабашне, под мое ладонью бьется горяча, настоящая, невероятная звезда.
блядь, я будто влюбился, будто колеса еще действуют, будто ночь перетекла в утро без изменений.
едва скольжу кончиками пальцев вдоль талии на бедро, замираю на тазовой косточке, глажу так, как он ласкал меня вчера. уверен теперь на триста тысяч процентов, что блэк ненастоящий. или приезжий. или блаженный, из этих, что в рглора верят фанатиков. явно не житель британии, им я не нужен. а ему, кажется, да. иначе бы не было выбора без выбора.
я наконец улыбаюсь. тянусь своим лбом к его чтобы прижаться и чуть-чуть привстаю на носки - разница в росте сказывается. и комплекции. сириус изящнее, гармоничнее, стройнее и выше. может он модель и мое полное отсутствие интереса к фешн-индустрии объясняет, что раньше я его не видел и не встречал?
решено. мне наконец-то повезло и все это правда. этот парень хочет провести со мной еще время и я не буду дураком. чтобы отказываться.
- давай. мне нравится. я позвоню, как освобожусь, - соприкасаюсь наручным браслетом борт компьютера с таким же сириуса и удивленно отбрасываю руку в сторону от несильного удара током. - эй, что за лютая блокировка? я же френдли, только номерами хотел обменяться, - хмурюсь, растирая запястье и пальцы. долбануло нормально так. смотрю в черные глаза почти обиженно и с вопросом. что за протокол? для бытовых вещей даже браслеты копов не кусаются в ответ. сириус что-то набирает, видимо, анлочит коммутатор и прислоняет к моему свое устройство. наблюдаю почти с опаской, но заветный многоцифровой код оказывается на моем экране. переименовываю его в asterisk и киваю.
- до встречи.
уношусь так быстро, как никогда еще не. будто, чем быстрее я добегу до мастерской, тем быстрее наступит долгожданная ночь. реально бегу по пролетам мегабашни, со смехом лавирую между толпы людей, задеваю плечами и машу в ответ на приветствия, извиняюсь, путаюсь в ногах и почти падаю, чтобы снова рассмеяться и бежать к лифту быстрее. сам лифт слишком долгий, лица вокруг слишком кислые, солнце недостаточно солнечное, весь мир вокруг меня недостаточно радостный, я сам - центр этого мира и его светило. как глупо, что остальные не понимают и не могут разделить со мной моего восторга.

у мастерской замечаю припаркованные бтры с номерами островов. ну конечно эурон никогда не приезжает один и сейчас начнется дроч в мозг на тему морских понятий. даже моя эйфория не дала мне забыть о важном. из пластикового пакета достаю свежие кровавые потроха, залихватски присвистываю и цокаю языком.
- хелисента! кира! джейн! о, сара, привет, иди ко мне. ива! джесс, давай, ковыляй, старушка, я принес вкусного. красная джейн, где сестру потеряла? - мои собаки - моя стая верных сучек, что всегда на моей стороне и дрессированные без дрессуры. собираются возле меня, кто с механической лапой, кто с протезом вместо усталых глаз. и все ласковые, добрые, мягкие. лижут мне руки и лицо, готовы приступить к завтраку из моего большого пакета. тискаюсь с собаками еще минут десять и только потом, тщательно обтерев руки полотенцем, что тут же сжигаю, спускаюсь по разъебанной лестнице в свой подвал.
- да, ты вынесешь мне мозги и я охуел заставлять тебя ждать. отстань от миранды, она все равно не будет тебя анестизировать. а потому что прежде чем пихать свой хуй в рот порядочным девушкам, надо хотя бы спросить разрешения. да, у меня хорошее настроение, такое бывает. и хватит, блядь, бухать, ты ж отъедешь у меня на столе. ну эурон, твою блядь душу мать....

просыпаюсь резко. распахиваю глаза и рассматриваю окровавленные по локти руки, заебанный фартук по самую шею, стягиваю очки в присохших темных разводах. тяжело выдыхаю, спешно проверяю голову и убеждаюсь, что все закончилось. на часах давно за полночь, сегодня задержался дольше. надо наскоро привести себя в порядок, как следует отмыться от запаха и... да, позвонить моему новому контакту в телефонной книге. бросаю взгляд вскользь на неприметную н=панель на полу и тут же забываю про нее. проходной двор только в моей мастерской и морге, но никогда не в моей голове. но это странное чувство, будто я что-то важное забыл.
как всегда. скорее всего очередная злокачественная в башке сформировалась, надо бы провериться и вырезать к херам. но не сегодня. сегодня я спешно отмываюсь в задрипанном душе лаборатории, выскакиваю с работы снова почти в припрыжку и по дороге забегаю в любимую лапшичную, чтобы взять две огромные порции (пад тай и курица в кисло-сладком, не знаю, что понравится блэку больше) и роллы в рисовой бумаге. между прочим, трачу на это половину своего запаса денег на пропитание, но блэк достоен самой лучшей лапшичной в дредфортовке.
- привет, это я. ну... - улыбаюсь напротив неоновой вывески и только оглянувшись, понимаю, что невнимательно снимаю себя на фоне очередной и-тийской проститутошной. и тут же смеюсь задорно, - охуенно я палюсь, конечно. я свободен и хочу приехать. да, так поздно, извини, раньше был занят совсем. скинешь адрес? везу нам ужин. тебе должно понравиться.
хочется добавить, что соскучился, но это совсем кринж. выключаю дозвон и заглядываю к медведям за бухлом. 4 бутылки медвежьего эля тоже находят место в рюкзаке. кажется, остаток недели я на жесткой диете из пива и таблеток, но все это того стоит.
на компьютер приходит заветная точка геолокации и я улыбаюсь в толпе снующих людей, мерцаний неона, звуков музыки и гомона большого города.
меня ждут. моя звездочка меня ждет.
и я иду к ней.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

0

24

предупредить не успеваю: браслет скалится в ответ на попытку обменяться номерами. виновато заламываю брови, выдавая доступ на операцию, и чуть-чуть жму плечами в лёгком оправдании. нечего, мол, без разрешения лезть к технике сотрудника государственной разведки. ах, ну да, он же мне не поверил. будет повод задуматься, пока я проворачиваю в голове собственный повод присмотреться к своему заданию ещё внимательнее.
— до встречи, мой хороший, — успеваю последний раз мазнуть поцелуем по уголку губ перед тем, как шаровая молния вылетает за дверь. за выполнение пунктов плана берусь с неожиданным вдохновением, хотя ещё несколько минут назад не был уверен, не хочу ли доспать перед великими свершениями. нет. не хочу.
— пст, марсианин, — хмурое лицо элфиаса появляется на моём браслете. зашифрованный канал, разумеется, передаёт и видео, но показывать свою морду утром у меня не было ни малейшего желания, — короче, подробности. радар сработал на него сразу. ему стирали память столько раз, что микрочип начинает агонизировать от одного только вида волшебника, — ловлю себя на нотках сожаления, потому что нельзя так обходиться с людьми. особенно с моими, — мы вчера прибухнули в славном баре и ширнулись наркотой, так что контакт налажен, но до основного разговора дело не дошло.
— ты не мог бы сначала решать основные вопросы, а член запихивать уже позже? — сварливо интересуется старик, безошибочно отмечая несвойственную мне скромность обстановки.
— завидуй молча, — фыркаю, — работает он допоздна, так что результаты будут только завтра. на работе даже не жди, сейчас скину запрос на ещё один день за свой счёт. только попробуй не подписать. в понедельник вернусь цветущим победителем.
потому что завтра пятница. тринадцатое, кстати, что почти умилительно. надеюсь, что рамси не нарежет меня на колбасу после охуительных новостей, и мы хорошо проведём время вместе.
— про гондоны не забывай. лечение венерических не входит в твою программу, — дож проходится по мне уничтожающим взглядом и отключает сеанс. тоже мне, умудрённый опытом мудак. впрочем, кое в чём он прав. о защите мы в пылу страсти на самом деле не позаботились, ну да и похуй, могу себе позволить. мой банковский счёт даже не заметит потери.
только теперь понимаю, что светил перед шефом обнажёнными плечами. не удивительно, что этого ему хватило до окончательных выводов, хотя он бы и без этого догадался. отправляю обещанный запрос, влезаю в одежду и убираю остатки следов ночных приключений, пританцовываю под музыку. хороший у него всё-таки вкус. во всех смыслах.
допиваю газировку, отправляю банку в ведро. срока годности еды должно хватить, чтобы она повалялась в холодильнике ещё пару дней, так что решаю оставить вместе с газировкой. пусть у него хоть что-нибудь будет. а вот таблетки забираю, они нам завтра ещё пригодятся. в моей квартире той поеботы, которую он себе вколол, нет.
неминуемо мрачнею, собирая по шкафу комплект его одежды, чтобы было, в чём идти на работу. рипер — не офисная крыса, его отсутствие на месте критичнее моего, так что вряд ли будет брать отгул. выскальзываю из квартиры, уже не в силах сдержать мучительные размышления. в маггловском мире не существует официального аналога тому, что я купил. больше того, в жидком виде его вообще никто не делает, а эта штука работает быстрее — он встал на ноги за считанные секунды. что это и где он такое добыл? почему с ним это работает? и, что важнее, почему я ничего об этом не знаю? вот дрянь. мой мальчик прост ещё менее, чем я изначально предполагал.
выбравшись на воздух, подставляю лицо ветру и ловлю себя на наползающей обратно улыбке. похуй, что там, разберёмся. потрясающей ночи это не отменяет, а, если всё пройдёт успешно, нас ждёт ещё одна. может быть, даже лучше, но не буду загадывать наперёд. уже полученных впечатлений мне более чем достаточно, чтобы на их силе дожить этот день.
заглядываю в первую попавшуюся кафешку, зверем набрасываясь на стейк. голод настигает меня раньше, чем казалось, и это в общем-то не удивительно после бурной ночи и долгого сна. с мимолётным сожалением думаю, что сноу сбежал без завтрака. надеюсь, он на работе выкроит себе перерыв.
на обед, дорогу до дома, визит в ближайший магазин, возню с чипом и шарик-обманку уходит до обидного мало времени. непривычно не понимаю, чем себя занять, хоть на работу иди. но толку от меня там не будет. всё валится из рук, не могу себя заставить ни почитать, ни уткнуться в фильм, ни засесть за игру. томительное ожидание сжирает меня без остатка. скурив половину пачки и совершенно измотав себя бесполезными метаниями по балкону, я в итоге включаю телек и растягиваюсь по дивану. через пару часов закажу еду, а там...
просыпаюсь от звонка. осоловело моргаю, пытаясь найти себя в пространстве, вижу имя контакта и расплываюсь. он не передумал. принимаю вызов, кое-как переводя себя в сидячее положение, пока устанавливается соединение. щурюсь в яркий экран, скалясь во все свои клыки, и смеюсь от его слов. даже не заметил бы, не заостри он на этом внимание, но мне всё равно.
нет, пиздёж. мне не всё равно, просто я точно знаю, что он там не был. никакая профессиональная шлюха не даст того, что между нами случилось ночью, и идёт он ко мне. не куда-то ещё. резко осознаю, что так и не добыл нам ужин, но рамси об этом уже позаботился. смотри-ка, мысли сходятся. алкоголь я захватил днём, когда заглядывал в магазин — второй щётки у меня тоже нет, а бежать за ней с утра мне не понравилось. заодно захватил ещё кое-что по мелочи.
срываюсь с дивана в душ, надеясь, что он явится не через пять минут, и тщательно там плещусь с нарастающим волнением. хочу его видеть. хочу его. то есть, сначала разговор, но до него мы хотя бы поужинаем, и это будет хорошо. я надеюсь. переодевшись в чистое, забрасываю вчерашнюю одежду в выдвижную корзину, затем приманиваю из куртки флакон и убираю его в шкаф над холодильником. прикрываю глаза, выдыхаю, стараясь унять бешеный пульс. в этот момент по квартире раздаётся оповещающий сигнал. я совершенно по-дурацки улыбаюсь и иду открывать дверь, оглядываясь по дороге. вроде бы чисто. да нет, не вроде бы, я бы заметил днём, и убирался недавно, и... ему вообще-то похуй наверняка, но всё равно. переживаю.
— привет, — получается немного хрипло. отнимаю пакет, чтобы поставить его на пол, во время касания запускаю короткий скрипт заново. затем притягиваю к себе за шею в крепкие объятия, нападаю с горячим поцелуем.
— я соскучился, веришь? — звучит, наверное, глупо, но он пришёл и смотрит на меня так, что во рту пересыхает, — ты знаешь, что делать.
протягиваю ему горошину, улыбаясь. когда рамси послушно её раздавливает, подмигиваю и поднимаю пакет. обещаю рассказать об этой штуке подробнее чуть позже, нагло оправдываясь, что страшно голоден. это, кстати, чистая правда. жестом свободной руки открываю неприметную панель, за которой открывается гардеробная, и ухожу на кухню — совать любопытный нос в источник умопомрачительного запаха. дверь в ванную приоткрыта, оттуда ещё не выветрилась душная влажность после моего визита, и рамси точно её обнаружит.
— твоё серое, — предупреждаю о полотенце, вспомнив, и чуть-чуть смущаюсь, понимая, что сейчас он увидит в стакане упаковку с новой щёткой. мелочь, конечно. тем временем распаковываю еду, раскладываю по тарелкам. хмыкаю, убирая пиво в холодильник, и достаю газировку. когда рамси появляется на кухне, на столе уже горят свечи.
— сначала поужинаем, потом будем пить, ладно? если ты не против, — приближаюсь к нему, почти что подкрадываясь, и утягиваю в крепкие объятия, прижимая лицом к плечу. уже успевшим стать привычным жестом зарываюсь пальцами в его волосы и осторожно целую в макушку, прикрывая глаза. — боялся, что ты не придёшь.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

+1

25

а вот сириус смелый и не боится признаваться в том, в чем я трусливо поджал дворняжий хвост. насколько же по сравнению с ним я беспородная лайка - это выражается во всем, начиная от внешности, манер, речи и заканчивая огромным пентхаусом, в который я робко звонил, почти готовый к тому, что это наебка и по ту сторону не окажется моей звездочки. а будет кто-то в духе ебанько карстарка с его блядями. интересно даже, торрхен отбросил копыта из-за такого количества перевозок и едва работающего стимулятора? на самом деле не интересно вообще, потому что в случае чего, я узнал бы об этом первым и, увы, пришлось бы браться за пушку, а я не любитель. считай пацифист со скальпелем и паяльником.
разъезжаются тяжелые створки дверей и я на миг задерживаю дыхание. так глупо.
а за ними - он. дышит свежестью, источает благодать, красивый, как модель с баннеров, развешенных по всему городу. и улыбается.
мне улыбается.
по-дурацки залипаю в него сразу же, неумело криво копируя улыбку. ноги сами делают два шага, пока железный дровосек неотрывно смотрит на красавицу элли не в силах сказать ей, что у него вместо сердца маленькая подушечка из атласной ткани.
- привет, - запоздало, уже после внезапного для меня (все еще) поцелуя, в котором был больше ведомый, больше ошалевший от восторга. ночь закончилась, спирт выветрился, колеса отпустили, а он все так же смотрит на меня с нежностью и жаром и так обжигающе глубоко целует. сминаю ткань на его рубашке в кулаке, будто не верю, что он настоящий. а он настоящий.
и место, где я оказался, тоже настоящее. задираю подбородок, высматривая серые своды потолков, может быть даже натуральное дерево пола, масштабы помещения, в котором меня встречают и тихо присвистываю.
- охуеть.... - вырывается невольно. затыкаю себя тут же, чтобы не выглядеть совсем уж задротом из шалаша, но скребется подлое изнутри смущение. владелец такого дома провел ночь в моем клоповнике и я так торжественно принес ему пакет уличной еды за две сотки кредитов? бляяяяя, да все мои органы если пустить на трансплантологию и накинуть сверху цену имплантов - суммы хватит на съем сантиметров 4 этого жилья.
сбитый с толку как джетлаг редла дотракийской ракетой я покорно сдавливаю непонятный комочек снова и следую вслед за хозяином хором. в указанной гардеробной и последующей ванной боюсь затеряться и весело кричу в сторону, куда ушел блэк.
- кажется, мне надо активировать компас, чтобы не заблудиться тут, - сириус не знает, что за юмором я всегда скрываю смущение и комплексы. сириус и не узнает этого. спотыкаюсь взглядом и об огромное зеркало, и об огромную джакузи, и стильную душевую комнату, и все-все-все.
мое полотенце? не гостевое? чувствую себя диким дурачком из трущоб, что впервые видит цивилизацию, а тут еще и щетка в индивидуальной упаковке.
мое отражение смущенно улыбается, а глаза горят предвкушением и робким неверием.
неужели мне наконец-то повезло? умываюсь, тщательно вновь споласкиваю руки, проверяю не забилась ли кровь под ногти и зачесываю влажной ладонью выцветающие волосы на затылок. осматриваю свое нелепое квадратное лицо, репетирую улыбку и сокрушенно мотаю головой. ну ведь что-то , кроме хуя, он во мне нашел же, да? правда нашел же? кутаю руки в серое полотенце, аккуратно вешаю его на место и выдыхаю.
правило жить лишь моментом помогает собраться и здесь.
а меня встречают сразу объятием и поцелуем в голову. таким теплым и искренним, что опасаюсь поднимать лицо, вдруг я краснею до оттопыренных ушей?
- ты же пригласил, как я мог не появиться? да и, почему бы и не посетить твою крошечную невзрачную нору, - дразнюсь и вновь сжимаю пальцы в кулаки на его рубашке. проглотил не высказанное "я хотел тебя увидеть  снова." трезвым. ясным. удостовериться, что все реально, что не приснилось.
выпутываюсь легко и мягко, подношу обе чужие ладони к лицу и осторожно целую в костяшки. захотелось. просто захотелось сделать это так.
- я не знаю твоих вкусов, поэтому взял у даарио свои самые любимые обеды. ты наверное не был на и-тийском квартале у нахариса? азия, конечно, вечный жар, дым, гомон, специи, но готовят охуенно. любишь такое?
а оно уже на тарелках за шикарным длинным столом.
со свечами.
- ебать, это... настоящий воск? не синтетика? - а тут уже не сдерживаю любопытства и почти шлепаюсь носом к поверхности стола, рассматривая длинные светлые пули в маленьких аккуратных канделябрах. натуральные восковые, ебануться можно! точно кот лапкой тянусь пальцем к прозрачной слезинке, стекающей вниз, захватываю горячее на подушечку и рассматриваю, автоматически призвав левый кибернетический окуляр из-за уха. на крошечном экране подтверждение моим догадкам: парафин, стеарин, воск. капля быстро застывает на моей коже приятной корочкой. я впечатлен и, кажется, готов к сюрпризам и далее.
- у меня сегодня весь день клиент пытался отбросить коньки на кресле. пил не просто до, а во время операции тоже. хотел себе титановые сухожилия и амортизаторы в ноги для прыжков. кровищи было по самый потолок, - вешаю куртку на плечи стула, сажусь, тут же по привычке закидывая голеностоп на свое колено и размахиваю руками для полноты понимания картины. - причем, есть же правила работы с риперами, он мой постоянный и это не первый раз, но все туда же. лезут в мини-бар, а потом удивляются счету за донорство. еле отмыли операционку после него,  - сокрушенно качаю головой и на вопрос о выборе блюда киваю, мол без разницы. и только тогда ловлю себя на....
- оу. я только сейчас понял, - моргаю, смотрю на сириуса и изо всех сил стараюсь не краснеть. выдадут меня только уши сто процентов. - не самая классная тема для ужина. извини. у меня все истории только с работой связаны, а в них мало аппетитного.
сбрасываю ногу с колена и сажусь уже как нормальный человек. банка газировки с шипением открывается под пальцами, я делаю несколько больших глотков и опять проливаю на подбородок, растяпа.
сука, как же я нервничаю.
в свете свечного жара лицо блэка приобретает какие-то мистические очертания эфемерного создания нереальной красоты.
- квартира у тебя, конечно, простовата и тесновата. давно снимаешь это убитое помещение?
и смеюсь. легко и непринужденно смеюсь ему, кажется, смехом разряжая остановку как минимум для себя.
и не прекращая улыбаться тяну ладонь над столешницей, чтобы сжать его пальцы. коротким, крепким жестом.
мое.
мое же?

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (15.08.22 18:40:27)

+1

26

you'd lose everything, faith too

поцелуи по рукам, почти беззащитные, лишают меня опоры. смотрю на него, как на истинное чудо, которому в подмётки не годится никакое приевшееся волшебство. свечи вызывают у него восторг, и я только теперь понимаю, задним числом, что стоят-то они охуеть сколько. становится чуть-чуть стыдно, как будто я красуюсь своими деньгами, но не совсем так. просто не привык их считать.
— люблю, — задорно киваю в ответ на вопрос о еде, — пахнет сногсшибательно, а я чудовищно голоден. вырубился напрочь, хотя ничего особенного сегодня не делал.
рамси в ответ увлечённо рассказывает о рабочем дне. поглядываю на него с улыбкой, разбираясь с ужином. говорит, что ему без разницы, и после недолгих размышлений просто делю принесённый им ужин пополам. попробовать хочется всё, включая главное блюдо, но об этом сейчас лучше не думать. придётся отложить, потому что иначе элфиас оторвёт мне голову. хорошо, если только её.
его речь льётся бурным потоком, которым не заслушаться невозможно. ловлю себя на умилённом взгляде — вслушиваюсь в каждое слово. посмеиваюсь в ответ на извинения, покачиваю головой. тянусь к нему с салфеткой, чтобы стереть с подбородка газировку. хочется слизнуть, но не стоит провоцировать прямо сейчас. ни его, ни себя.
— мне интересно, — отвечаю мягко, подразумевая за сказанным, что не брезглив. сжимаю подтянувшуюся ко мне руку, ободряюще улыбаясь, — и я не снимаю, но в этом нет моей заслуги. с дядькой повезло, хороший был мужик. отвалил счёт и подарил квартиру, когда я ушёл из дома, а потом завещал всё, что осталось. сотрудники отдела тайн редко умирают естественным путём, особенно настолько богатые. так что мой период нищеты и голода длился всего несколько месяцев, но здесь вообще нечем гордиться. я ничего для этого не сделал.
чуть веду плечом и надеясь, что после этого напряжение отпустит его хотя бы немного. привыкший к роскоши, ради получения которой палец о палец не ударил, я вечно забываю, какое впечатление моя конура производит на неподготовленных. я видел, как он живёт, и мне искренне похуй — мне ли не знать, что с размерами моего счёта мало какой сравнится — разве что в том контексте, что я не хочу видеть его измотанным бытовыми проблемами.
если у нас всё сложится...
стоп.
ещё почти ничего не происходит. рано строить планы, у нас ещё впереди неприятный разговор. перевожу тему обратно к его работе, хочу видеть, как азартно загораются его глаза. нужно будет подумать, чем крыть, потому что работа ему, очевидно, нравится, и покидать насиженное место будет жаль. но, может, я стою того, чтобы попробовать заглянуть в новую жизнь?
наивно, конечно, но он тянется ко мне как ласковый котёнок, которому чего-то такого до счастья и не хватало. градус переживаний действительно снижается, и ужин проходит за болтовнёй. я урчу от удовольствия, набрасываясь на еду, и благодарю его раза три, не меньше, потому что это на самом деле охуенно. сметаю свою порцию до обидного быстро, и чувствую себя здорово переевшей ленивой собакой, но не время расслабляться. убираю тарелки в раковину, опустевшие банки — в мусорку, и ухожу к холодильнику, чувствуя, как учащается сердцебиения.
момент истины уже близко.
выцарапываю из холодильника бутылку пива, пока что одну. от одной ничего особо не будет. загораживая происходящее спиной, вынимаю из шкафа стеклянные бокалы и заодно флакон. открываю бутылку и склянку, резким движением вливаю в бутылку жидкость без цвета, вкуса и запаха, собираю остатки следов преступления в кулак и вместе с крышкой от пива непринуждённым жестом бросаю в мусорное ведро. поворачиваюсь к нему лицом, отвечая на реплику, и разливаю пиво уже на его глазах.
— выбирай, — посмеиваюсь, протягивая оба стакана. на одном нарисован хаски, на другом немецкая овчарка. у меня таких шесть, все из одной серии, это неплохая тема для шуток в знающей компании, но об этом позже. ещё успею шокировать.
рамси берёт из моих рук бокал, делает несколько глотков. повторяю его жест, и только затем сажусь на прежнее место, напротив него. сейчас по законам жанра мне стоило бы позвать его на диван обниматься, но я не могу. мне нельзя.
— мой принц, — звучит обрывисто и нервно, а потому совсем не так ласково, как раньше, — прежде, чем я продолжу. всё, что между нами было, по-настоящему. мне понравилось. я хочу продолжать. но сначала меня есть хреновый разговор. пожалуйста, выслушай до конца.
сердце бьётся так отчаянно, как будто хочет выскочить из моего горла, и я налегаю на спасительное пиво.
— я подлил в эту бутылку веритасерум. это вещество, которое заставляет выпившего говорить только правду, и не позволяет игнорировать заданные вопросы. я разливал на твоих глазах и предложил бокал на выбор. можем поменяться, если хочешь, чтобы ты был уверен, что мы пьём его оба, — смотрю на него предельно серьёзно, отчаянно жалея, что не могу отложить это на потом и увлечь его в очередной поцелуй. — в том, что это работает, ты убедишься через минуту. дальше. в то, что я сейчас скажу, может верить только псих — так ты решишь. моя должность подразумевает обязательную проверку у психотеравта каждые полгода. плюс вне очереди после особенно поганых заданий. я при исполнении, а значит, вменяем.
учитывая концентрацию и количество зелья, порция на каждого из нас получилась драконья. хватит часа на три взаимных откровений, если, конечно, он позволит довести разговор до конца. если не хлопнет дверью, не выдержав давления. но у меня нет выбора. я должен это сделать. почему он? почему это должно было произойти с нами.
выражение его лица вспарывает меня осколком стекла. ещё не зная, в чём дело, он разочарован уже сейчас. кажется, я разбиваю ему сердце, и ничего не могу с этим сделать. пожалуйста, пусть он спросит у меня всё, что посчитает нужным. пусть у меня получится убедить его, что он важен лично мне. не как очередное задание. как человек.
— я обещал проверку. расскажи мне, что за дрянь ты вколол в вену сегодня утром. попробуй проигнорировать мой вопрос, а потом солгать.
его лицо меняется. от того, каким взглядом он меня терзает, мне становится почти страшно — милый ласковый мальчик выглядит по-настоящему жутко. мне кажется, ему больно. мне кажется, что он чувствует себя преданным.
— прости меня, — виновато свожу брови, — мне нужно было, чтобы ты убедился, что это работает, и я предельно честен в том, что говорю. мне не нужны твои тайны. мне нужен ты. помимо того дела, ради которого я пришёл к тебе. ты — мне — нужен.
смотрю в упор, не решаясь к нему прикоснуться, и мучительно продолжаю. слова невыносимо раздирают моё горло, и я запиваю их пивом. рассказываю обо всём. что мир, к которому он привык — обман. что есть люди, обладающие волшебной силой. на этих словах заставляю подсвечник приподняться в воздухе, сделать изящный пируэт и приземлиться обратно. что есть чистокровные волшебники, самые богатые, которые любят власть и деньги больше всего на свете, есть полукровки — вроде среднего класса — и есть магглорождённые, которым сейчас хреновее всего. дети обычных людей, которые родились с даром. да, людей мы называем магглами. мы не совсем люди.
что технический прогресс, который нарастает бешеными темпами, ложь, потому что изобретения последних десятков лет работают с помощью обсидиана. это минерал из волшебного мира.
кроме людей и волшебников существуют сквибы. помешанные на чистоте рода волшебники заключают в том числе близкородственные браки, что приводит к вырождению. в результате у волшебников рождаются дети, лишённые магических сил. их отлучают от магического мира, затирают память и отправляют в маггловской мир.
с недавних пор. с тех самых, когда у группы энтузиастов получилось разбудить спящий ген в сквибе. всех их, и учёных, и сквиба, убили, уничтожив все следы эксперимента. сейчас способ пробудить магию утерян, но он достоверно существует. и этого чертовски боится корпорация реддлс. фамилии магнатов — членов совета корпорации — принадлежат древним чистокровным семьям. они практически захватили власть над обоими мирами.
их напор сдерживает министерство магии в подчинении, собственно, министра. он к корпорации вполне лоялен, но пока не захвачен полностью. в том числе благодаря работе государственной магической разведки — отдела тайн.
— во время нашего знакомства я сказал тебе, что работаю на разведку. это правда, — заканчиваю совсем тихо, — а ты — сквиб, и это точно. в тебе спит сила, которой ты даже не можешь представить. и я могу помочь тебе её развить.
исповедь выжимает меня насквозь. боюсь вглядываться в его лицо, боюсь реакции вросшего в стул с отсутствующим каменным выражением рамси, боюсь, что он уйдёт.
— твоя очередь задавать вопросы.

[icon]https://i.imgur.com/pMowWTJ.png[/icon][status]a lifetime feeling torn[/status][lz]<a class="lzname">сириус блэк, 31</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (15.08.22 19:24:27)

+1

27

мы много смеемся. смотрим друг на друга. улыбаемся. в основном говорю я: оказалось, что сириуса не отвращают истории про чернушную жизнь рипера и, не называя имен клиентов, конечно же я взахлеб рассказываю ему про случаи с работой и интересные новинки кибернетики, имплантов протезов и прочего. не могу не похвастаться - уже ближе к сияющему дну наших тарелок - что провожу операции и на животных, рассказываю о своей стае девочек, что каждый день ждут меня у мастерской с обедом. рассказ о дядьке и наследстве блэка выслушиваю с небольшим недоверием, ибо я таких историй о добрых дядюшках в _своем_ круге общения не слышал. разве что только про дядюшек-педофилов или продавцов на органы. с другой стороны. не верить расслабленному, мягкому, ласковому сириусу, что явно не выглядит гостем в этих хоромах, я не могу. кажется, скажи он, что небо красное, вода обжигает, а меня зовут не рамси, а джон - я поверю.
- это немного похоже все на свидание, - бросаю я, втягивая губами полоску лапши и плотоядно целясь вилку в синтетическую раковину синтетической мидии. мужчина напротив нахваливает еду и мне отчего-то приятно, будто приготовил я сам как минимум. хоть и закрадываются сомнения, что такоц человек, как моя звездочка, стал бы есть с удовольствием продукты из дешевого синсырья.
а свечи все еще плачут и то и дело приманивают мой взгляд. как ужин заканчивается, сириус что-то колдует с выпивкой, а у меня начинают чесаться ладони. хочу его. хочу быть его. хочу его себе. рассматриваю его высокую фигуру со спины и уже радую себя фантазиями, что и как буду с ним делать, лишь бы он снова сладко стонал и выгибался в моих руках. а еще, что ново и странно, хочу с ним говорить в перерывах. о нем. кто он, откуда, чем занимается на самом деле, какую еду любит, какие фильмы смотрит, на какой стороне кровати обычно спит. мы начали с ним не с того края, сразу упав на все возможные поверхности, но это не значит, что у нас нет возможности переиграть по нашим правилам.
потому что мне наконец-то повезло. долгожданно, выстрадано, выдрочено. а все приданное в лице этой роскошной хаты  просто бонус, но совсем не цель. цель - чтобы его черные, почти щенячьи глаза, смотрели на меня с такой же теплотой, как сейчас, как тогда, чтобы для этого не нужны были доппинги.
ебать я поплыл.
- хаски. голубоглазая как я, - весело отвечаю, принимая стакан с затейливым рисунком. салютую им и подмигиваю, улыбаясь как дурак во всю ширину своего толстогубого рта, - за тебя,  звездочка.
почему-то на трезвую присваивать его себе мне кажется совсем глупым и я прячу улыбку в несколько больших глотков.
и что-то меняется.
тон, которым он ко мне обратился. я уже расслабленно откинулся спиной на спинку стула, закинул ногу любимым удобным способом, с любопытством посматривал на роскошный графитовый диван, когда почти звериным чутьем ощутил перемену. всматриваюсь в парня внимательно, пытаясь понять, что случилось. и дальше лишь хмурюсь от текста. свожу брови сильнее и от улыбки не остается и следа.
- бля, я так и знал, что не может быть все так хорошо, - фыркаю, с горечью делаю еще глоток, прежде чем продолжить и недовольно зажмуриться. - только не со мной, конечно же. ну давай, что там. жена? муж? дети? кредиторы? рглор единый требует жертв?
но блэк удивляет. фантазер, что клеил меня каким-то бредом про разведку несет какую-то херню про сыворотку правды. зачем такие сложности? давным - давно уже вскрываются бошки и все мысли записываются на чип, а потом просматриваются в 16к качестве.и задает вопрос, на который он точно не должен знать от меня ответ, а если и отвечать, то только точно так же, как утром.
но... у меня не получается. челюсти не двигаются, вернее, двигается, но губы складываются в совершенно другую речь и я произношу то, что совершенно не собирался говорить.
- я не знаю, у меня нет доступа к этой информации, только к показаниям и противопоказаниям.
сбрасываю ногу на пол, смотрю на стакан в своей руке как на врага, потом на спокойного блэка. подстава?
- что за хуйня.... что это за состав? кто ты и что тебе нужно?!
и блэк говорит. все тем же спокойным тоном рассказчика говорит, и говорит, и говорит. не задает вопросов. напротив, предвосхищает возможные. и именно в этот момент меня бьет под солнышко кастетом.
ну конечно. повезло мне, как же. наконец-то повезло. рамси сноу повезло на красивого, богатого, доброго парня, который искренне хочет проводить время вместе с неудачником-рипером из дредфортовки! миранда от таких шуток смеется так заливисто, что у нее один раз даже пломба с зуба вылетела.
сириус все говорит и говорит. его голос всверливается в ушные перепонки, азотом толкается в венах вместе с осознанием. простым таким, банальным. рассказы о магии, волшебниках и обсидиане не желают укладываться в голове, разве что про последний более менее интересно. изжога ползет по пищеводу вместе с тошнотой и это точно не просрочка у даарио. это почти детская глупая обида, разочарование и горечь.
снова. снова это повторяется, блять. лучшая ночь всего года, может быть, даже всей моей сраной жизни - всего лишь предлог для сближения у агента какой-то колдунской ми-6, которой что то надо от сноу.
- как же вы все меня заебали.... - единственное, что я произношу после долгой паузы и предложения сириуса (а может и никакого не сириуса) блэка. больше я не притронулся губами к стакану, только сдал его так сильно, что вот-вот лопнет. - когда вы все от меня отъебетесь, у всего мира отвалятся жопы.
я хочу тебя себе.
вот что ты подразумевал?
какой же я придурок. тру переносицу, закрываю глаза на какое то время и после этого поднимаюсь с места. стакан с хаски, у которой такие же глаза, как у меня, остается стоять на столе, а я подхватываю свою потрепанную куртку и молча ухожу. в лифте кидаю в блок лист контакт asterisk и меняю основной пароль доступа.
ты мне нужен.
да конечно. мы всего один раз смачно поебались и я тут же стал тебе нужен. упакованному, красивому, успешному мужику, что работает каким-то шпионом на какую-то колдунскую госструктуру. и тут ебучие корпораты, и тут схемы, и тут всем от меня что-то надо и теперь они подкладывают ко мне таких парней. злюсь так сильно, что даже не пользуюсь транспортом - чешу по городу пешком, теряюсь среди потоков людей, выхлопа машин, чужих локтей, волос и коленей.
я хочу тебя себе.
пальцы сжимаю до кулаков. мужская депрессия во всей красе: мне всего то восемь километров до своего дома пиздовать. хочу растереться грязью между потоками встречных людей, стать смятой банкой из-под энергетика, жвачкой на подошве чужого кеда, палочкой от чупа-чупса, согнутой напополам и отправленной в мусорку.
сука. никогда нельзя верить, что заслуживаешь его-то хорошего.
кого-то хорошего. еще и мелкий дождь заморосил - ну конечно, все как в ебучих драматических лентах, сейчас я должен вымокнуть под дождем и под грустную музыку чесать шесть кварталов. погода, будто услышав меня, тормознула с моросью, хоть на этом спасибо.
я хочу тебя себе. я соскучился. я так боялся, что ты не придешь.
просто поебались с огоньком. ничего личного. просто шишкам сверху снова нужна моя голова и руки. ничего нового. значит это был не оригинальный подкат, это я слушаю задницей когда вижу шикарную задницу на горизонте. вот только перед глазами совсем не роскошный зад мистера блэка.
глаза его. большие, черные и блестящие, как у щенка.
я хочу тебя себе.
в моей залупанской хате темно, привычно бубнят новости с рассказами о потрошителях и безумцах, мягко светится неон - переключаю пурпурный сразу же на нейтральный синий. нет! зеленый. сначала надолго лезу в душ и ванную в целом - выкидываю гребанную щетку в измельчитель мусора. в холодильник лезу за нормальным пивом и натыкаюсь взглядом на еду в контейнерах. раньше ее там не было.
тоже летит в измельчитель, равно как и содранное постельное белье. все молча, спокойно и планомерно. мужская депрессия она такая. без истерик, без криков и злобы. только стерилизация помещения и воспоминаний.
диван бы еще сжечь к хуям.
- мне вообще не похуй. будто танкером перехали. я слишком поверил, что мне наконец-то повезло в жизни.
сказать вслух я хотел совсем иное, а значит, этот его препарат действует. тут же лезу в мед холодильник, достаю нужный шприц и вкалываю в вену серебристое содержимое. проходит холодная волна, выжидаю минуту и выдыхаю уже спокойней:
- мне насрать. поебались-разбежались. не о чем думать тут.
удовлетворенно киваю. и на всякий случай кидаю в измельчитель и шприцы с ампулами. смотрю на свой холодильник с веществами. и прячу его в надежнейший тайник за душевой.
если этот пес реально госслужащий, то он вполне может натравить на меня рейд. они ничего не найдут.

— хелисента! кира! джейн! сара! серая джейн, малышка, что с лапой? - побитая дворняга дымчатого цвета ковыляет чуть приплясывая на трех лапах вместо всех. - опять под машину попала или малолетние уебки издевались? - конечно собака не ответит, но мне иногда кажется, что они меня понимают, как минимум тон. - красная джейн, ива, сюда, девочки.
кормлю каждую, щедро отсыпая им кровавых потрохов, сам вытираю руки полотенце, обливаю бензином и сжигаю уже автоматическим жестом. мои сучки довольно ластятся, лезут целоваться, но после еды я им не разрешаю, только до.
- да, сегодня поздно, извините, девочки. ну все, давайте, бегите и я побегу.
как будто не было ничего. работа-дом-работа. на день седьмой только я успокоился настолько, что уже перестал проговаривать в голове слова, что так сильно зацепили.
я хочу тебя себе.
ничего не было. никого не было.
все идет по плану.

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

Отредактировано Jaime Lannister (15.08.22 23:33:42)

+1

28

my kingdom for a horse, my love

— рамси, — дёргаюсь вслед, но куда там. дверь истерически хлопает, а у меня опускаются руки. во всех смыслах. гипнотизирую дверь в надежде, что услышу стук, но ничего подобного. в холодильнике меня ждёт виски, который можно разбавить газировкой, чтобы драматично потягивать на балконе под сигарету. спустя четыре бокала в пропорциях один к одному и полторы пачки меня начинает клонить в сон, и это, в общем-то, неплохая идея. кое-как завожу будильник, сбрасываю одежду и ползу под одеяло, даже не удосужившись умыться. не говоря уже о посуде на кухне.
так похуй.
утром в пятницу тринадцатого меня встречает на работе пронзительный взгляд элфиаса. щепотка удивления, но в большей степени неодобрения. классическое его я-же-говорил лицо. сумрачно киваю в качестве приветствия и утекаю за свою перегородку. молча.
курить бегаю каждый час. работа не идёт, и я просто мучительно подталкиваю день в спину, чтобы эта скотина поскорее уже закончилась. на обеде не могу заставить себя поесть, да и прогулка не приносит покоя. давлюсь никотином на лавочке в парке, чтобы не трахали расспросами.
к концу дня элфиас не выдерживает и зовёт меня пройтись, ненавязчиво растягивая чары от прослушки. вяло рапортую, что объект добровольно работать с нами не будет, так что нужно искать кого-то другого.
— сириус, — он зовёт меня по имени настолько редко, что это повод хотя бы поднять взгляд, — сотри ему память и попробуй ещё. мы не можем разбрасываться такими, как он.
— не могу. я ёбнусь.
он мученически вздыхает, вероятно, мысленно вопрошая у небес, за какие грехи ему это всё, и мягко напоминает, что если не я, им займётся кто-то другой. его будут раскручивать, затирая память и меняя подходы, пока не найдут правильный. пока он не согласится пойти с кем-нибудь за ручку в волшебное светлое будущее.
— нет. не отдам, — почти рычу, — я сам. но в память не полезу. и мне нужно время.
старик кивает, и мне чудится тень улыбки по краям его губ. сварливый мудак. он отечески кладёт руку на моё плечо и изрекает тоном умудрённого жизнью:
— вы провели вместе одну ночь. это не судьба, это просто наркота. сходи в клуб, подцепи кого-нибудь посимпатичней, повеселись. не мне тебя учить.
— вот именно, — выворачиваюсь, — мне нужно работать.
его последние слова задевают настолько, что меня размазывает до самого вечера. и на ночь тоже. и ещё на несколько дней, так что выходные из моей жизни вылетают в неизвестном направлении в компании со стаканом. понедельник теряется тоже, а вместе с ним и почти вся рабочая неделя, в течение которой я совершенно бесполезен, да и в целом не очень-то жив.
рамси говорил, что рядом с его работой вьются собаки. он любит собак. поздно вечером в четверг поджидаю его в четырёхлапом облике на углу дома, не показываясь на глаза. он бредёт, не разбирая дороги, и от его вида мне становится ещё хуже. нихуя дож не понимает. его там не было. он не знает, как рамси смотрел на меня вечером, совершенно трезвый. не видел, как он смущается. понятия не имеет, во что превратилось его лицо, когда он решил, что я его использовал.
в пятницу решаюсь. подкрадываюсь к его работе ближе к завершению, и выворачиваю из-за угла как раз вовремя. его собаки, сытые и довольные, разбегаются кто куда, а я медленно подхожу к сноу, тычусь носом в его колено и смотрю преданными пёсьими глазами. виляю хвостом, как положено всякому доброжелательному хвостатому гражданину, чуть-чуть поскуливаю. обнюхиваю, как будто знакомлюсь, смелею. лезу на него передними лапами, интенсивно пуша метёлку хвоста, бодаюсь и лезу лизнуть ладонь.
я смертельно соскучился, рамси, пожалуйста, поговори со мной.
этого, конечно, не говорю — если я сейчас превращусь в человека, он скормит меня своей стае. вместо этого интенсивно лезу ласкаться и тереться, всем своим видом стараясь походить на самого хорошего мальчика на свете.

[status]a lifetime feeling torn[/status][icon]https://i.imgur.com/fyJ536g.png[/icon][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (16.08.22 03:34:02)

+1

29

shimmer with the lights, that's so unreal

[nick]Ramsay Snow[/nick][status]у взломанного человека нет секретов[/status][icon]https://i.ibb.co/DD1L82P/photo-2022-08-05-23-57-56.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рамси сноу, 30</a><div class="fandom">HP ASOIAF 2091</div><div class="info">если ты рассчитываешь на счастливый конец, значит, ты слушал невнимательно</div>[/lz]

устаю так, что ноги еле волочат выжатую тушу вдоль мусорных груд, бесконечных луж, вялых проституток и сторчавшихся до скелетов наркоманов. день ото дня. дважды и вовсе оставался ночевать в мастерской. у меня нет возможности поменять квартиру, а несмотря на тщательную уборку, все равно напоминают жалкие метры.
хуйня. мы всего лишь обдолбались таблетками и поебались. сколько у него таких как я? помнит ли он их? а почему я-то помню?
почему я должен страдать, пока ему хорошо? пока он просто выполняет свою работу, живет в своем шикарном пентхаусе, ловит своих злых корпоратов и спасает мир волшебным колдовством и ебется с кем-то еще, на кого его боссы укажут пальцем как на цель? почему у меня погасли краски в и без того не особо ярком мире?
иногда прижимаю сжатый кулак к солнечному, вжимаю сильно, дышу медленно, больно, аккуратно. несколько фраз, что разрывают до сих пор. сука. злит до бессильной ярости. я все чаще просыпаюсь в крови по самый лоб, почти каждый день плохо понимаю где нахожусь и на автомате проверяю целостность протоколов. будто кто-то упорно лезет, раз за разом бьется в защиту, но не оставляет попыток взять измором.
этого еще не хватало. эмоциональная нестабильность только подводит и ослабляет. мне необходимо собраться, вновь перейти в режим спокойного ублюдка удачи. для этого надо всего лишь забыть несколько фраз и одну ночь. одно утро. один вечер. я так много всего забываю в жизни, что до обидного подло помнить то, что пытаешься вырезать. где мой скальпель, блять?
очередная смена закончилась после двух. миранда давно дома, а мне чесать три квартала по знакомой дороге. девочки приветственно машут хвостами после ужина и разбегаются по своим делам, пока я, одуревший от усталости и недосыпа, выискиваю сухое место между бесконечных тошнотворно воняющих луж, выхожу из переулка, чтобы чесать через проспект. останавливаюсь, долго и тупо выискивая пачку сигарет, ведь брал же, точно не забывал, а идти почти полчаса без курева идея близкая к...
- эй... ты откуда такой?
рослый, черно-коричневый в пятнах.  огромными торчащими ушами, пушистым хвостом-метелкой и таким внимательным взглядом. даже замираю, удивленно рассматривая четырехлапого незнакомца, что смело тычется в меня носом, обнюхивает и обходит.
- привет, красавчик. ты чей такой?
собаки - не люди. собаки всегда честные и искренние, собаки лучше людей.
- давай знакомиться? я - рамси, а ты кто у нас?.. эээй! - я начинаю смеяться. здоровяк ставит на меня грязные лапы и лезет целоваться. такой большой, такой гладкий, пушистый и ласковый, льнет под ладони, подставляется под ласку и выпрашивает как котенок.
- у меня ничего нет для тебя, извини, друг. какой же ты... красивый, приятель, - восхищенно шепчу в умную морду, заглаживаю всего - чешу за ушами, массивную шею, загривок, после и вовсе приседаю, чтобы дотянуться руками до мощного пушистого туловища и едва не падаю на жопу, когда меня начинает бодать и лизать в лицо новый друг. - ну чего ты, уронишь же!
тянусь к нему и обнимаю за мощную шею, прячу лицо в вонючий мокрый мех и мне... так хорошо, как ни разу не было за всю неделю. так спокойно и тепло. песя замирает, только бодает головой в ухо, тихо урчит и ласково порыкивает, будто тоже очень радый объятиям.
- ты чей-то? где твой хозяин? - получаю в ответ умный серьезный взгляд и протяжный лизь в нос и последующее энергичное бодание. смеюсь бесконечно, весь уже изгвазданный лапами, мордой и шерстью. - да что ты говоришь! и со мной пойдешь что ли?
мохнатый герой так усиленно машет хвостом и едва не подпрыгивает, будто всем видом демонстрирует полное согласие. я с трудом отлепляюсь от восхитительного пса, долго глажу между ушек и тогда только желаю несколько шагов.
пес идет за мной, чуть обгоняет и будто ждет меня.
- пойдешь со мной? хороший мальчик пойдет со мной? у меня в холодосе только пиво, надо будет что-то заказать для такого здоровяка.
разговариваю с собакой. приехал. от одиночества поехал настолько, что радуюсь даже четверолапому другу.
да и похуй. собаки лучше людей.
- ну пойдем, раз хочешь. что-то придумаем в хате.
пес как дрессированный идет рядом со мной, внимательно ждет разрешающие сигналы светофора, не реагирует на бродячих собратьев и постоянно ищет носом мою ладонью, бодает, будто поддерживает и не дает уйти в мрачные мысли. когда мы оказываемся в моей мегабашне, он совсем не боится скрежещего лифта и мигания лампочек, только то и дело смотрит на меня и периодически ставит на меня, всего уже чумазого, лапы, чтобы дотянуться до лица, лизнуть хотя бы в подбородок. кажется, эта ночь будет не такой отстойной, как обычно.
- уверен? тогда заходи, добро пожаловать, - пропускаю пса в свою залупную халупу и первым делом заказываю через интернет ребрышек.
настоящих, не синтетики.
счет на моей кредитке плачет кровавыми слезами, но я не могу кормить животное синтетическим дерьмом. а обычного корма для моих сучек  меня, естественно, нет. да и почему-то не очень хочется его кормить теми потрохами.
- это моя конура. тебе нравится? ээээй
меня уж ждут. в душевом отсеке, переминаются с лапки на лапку и всем видом показывают, что лапки мыть придется. и его всего, очевидно, тоже.
- ну тогда давай мыться, раз ты такой чистюля.
сначала тщательно мою с шампунем его лапы, после аккуратно тело и хвост, очень-очень аккуратно голову, чтобы не попало в глаза. промываю под проточной водой понимая, что сам весь мокрый насквозь, а так увлекся, что не раздевался.
- кажется я вымыл из тебя целое грязевое море. давай, топай отряхиваться, а я теперь отмоюсь сам.
понимает будто каждое слово. во время моего собственного купания, меня не покидает ощущения, что за мной наблюдают и списываю на очень пронзительный взгляд нового приятеля. потом долго вычесываю мокрое животное своей расческой, ибо других нет, а как только приезжают ребрышки с умилением наблюдаю, как он расправляется с ними. сам же привычно снабжаю желудок пивом, одним ухом слушаю криминальные сводки, вторым слушаю льющуюся из колонок песню. на одной из строчек замираю, всматриваясь в угол дивана, на котором... к которому с той ночи больше не подходил. мне хватает того, что у меня один душ и одна постель и их я не могу контролировать.
- остаешься ночевать, приятель? надо будет как-то тебя называть, - сижу на матрасе, вытянув ноги на пол, глажу влажную шерсть и обнимаю тяжелую голову ладонями, внимательно всматриваясь в умную ласковую морду. - завтра придумаем. а пока спать, да? будешь спать, хороший мальчик?
запинаюсь и улыбаюсь.
- не уйдешь от меня?
тупой вопрос. собаке. ночью.
- какой же я все-таки придурок...  - улыбаюсь и звонко целую собакена в мокрый соленый холодный нос.
- забудь что спросил. давай спать, м?

Отредактировано Jaime Lannister (16.08.22 01:43:27)

+1

30

открытая радость моего принца одновременно обезоруживает и расстреливает в упор. насколько же ему должно быть погано, чтобы он так ластился к первому попавшемуся существу, которое проявляет к нему доброжелательный интерес. от мысли щемит втройне, потому что мы это уже проходили: он упал в мои руки, едва почувствовав взаимность. насколько же он одинок. не хочу думать, что дело только в этом.
может быть, он что-то чувствует своей бешеной интуицией. может быть, его спящий ген заставляет так реагировать на обычную дворняжку, потому что чувствует мой след. может быть, я дохуя мечтательная персона. так или иначе, не реагировать я не могу. вьюсь послушным щеночком, лезу под руки и танцую перед ним на задних лапках, жадно воруя его внимание и нежность. как же я скучал, мой хороший, гладь меня, гладь, не прекращай.
он легко позволяет мне зайти в квартиру. снова. очередная параллель жалит куда-то под грудину, но пёсику нельзя грустить, у него на сегодня другая функция. поэтому деловито захожу в до боли знакомую душевую. только усевшись, замечаю, что щётка в стакане одна, и пускаю все силы на то, чтобы контролировать положение ушей. они должны по-прежнему задорно торчать, излучая полное удовлетворение жизнью.
а ты как думал. вычеркнул из жизни, даже не поколебавшись.
он промывает шерсть так тщательно и осторожно, что мне нестерпимо хочется повторить это в человеческом облике. если я превращусь сейчас, он меня убьёт нахуй, поэтому держусь. млею, подаюсь навстречу рукам, стараясь помочь. отмывать от грязи махину вроде меня — то ещё удовольствие, а рамси разве что не мурлыкает. выбравшись, со вкусом отряхиваюсь, заливая брызгами квартиру. а что? сам скомандовал, а я послушный.
не могу отказать себе в удовольствии подсмотреть за ним, пока моется сам. сложив морду на лапах, тихо вздыхаю, любуясь. моё совершенство. мой принц. как он в этой душевой стоял на коленях, это же...
дальше — больше.
он ещё и шерсть мне вычёсывает. стараюсь не слишком ёрзать, чтобы не мешать процессу, но удаётся тяжело — хочется виться змейкой и размахивать хвостом, создавая сквозняк надёжнее любого вентилятора. захлёбываюсь в его заботе напрочь, и раствориться в этом чувстве мешает только острая тоска. как бы я хотел обнять его и расцеловать. сейчас. человеком. объясниться. да хоть принести непреложный обет. но ведь и слушать не станет.
даже близко не представляю, что я буду делать, когда обман вскроется, а он однажды да. хотя бы потому что я должен как-то выполнить свою блядскую миссию, чтобы дож не послал вместо меня кого-нибудь другого. у аластора будет с ним совсем другой разговор, а я не хочу. не хочу, чтобы кто-то из них вообще приближался к нему до того, как мы всё уладим.
руки сожру до самых локтей.
кстати о еде. сноу заказывает мне настоящих рёбрышек, от одного запаха которых сводит желудок. сам только пьёт и наблюдает за мной с таким лицом, будто не видел ничего более милого в жизни. стыдно, что я тут лопаю, а он только заливает в себя алкоголь. денег нет нихрена, наверное, а он мне такое... вдруг понимаю, что сделаю с этим, и отпускает.
обглодав мясо, оставляю кости на утро. догрызу потом. собачье тело всё-таки сильно влияет на привычки, и я не вижу причин не радовать его такими мелочами. ещё нужно будет мячик добыть, чтобы сшибать ему тут все углы. интересно, тоже умиляться будет? и канат со мной перетягивать? смотрю на него преданно и открыто, подставляясь объятиям и поглаживаниям, и потихоньку наползаю на него всё больше, отвоёвывая себе пространство на его ногах. впереди у нас два выходных дня, а это значит, что мы проведём их вместе. хотя бы так.
и, что самое приятное, ему не нужна никакая маскировка. со своим чипом я разберусь. заодно посмотрю, что там по его воспоминаниям, всё ли прошло мимо, или нужно заблочить часть, пока не добрался кто-нибудь. но это потом. сначала разнежить его и укутать теплом, которого не успел отдать достаточно, чтобы он поверил мне.
вопрос обрывает сердце опять. но я же не уходил, рамси? это ведь ты ушёл. пожалуйста, не выгоняй меня. потом придумаю, как выкручиваться, пока что просто буду рядом. в ответ на поцелуй задиристо лижу его в нос, размахивая хвостом. довольно поскуливаю, соглашаясь с предложением, и покидаю диван первым. важно шагаю к спальному отсеку, и, не сомневаясь ни секунды, запрыгиваю на кровать.
а что он думал, что я на коврике буду спать? не-а. без вариантов.
рамси тихо смеётся, вероятно, очарованный моей наглостью — снова, снова, снова, да что я за тварь такая, — и после небольших бытовых шатаний устраивается рядом со мной. пользуясь своим положением славного пёсика, подползаю к нему на брюхе как можно ближе, растягиваюсь вдоль него тёплой пушистой шубкой и укладываю морду на руку, заглядывая в глаза. намекаю, что на ночь хороших мальчиков положено гладить.
засыпает он быстро, и, что самое главное, с улыбкой. любуюсь им какое-то время, а потом выключаюсь и сам. сплю чутко, то и дело приоткрывая глаза по очереди. рамси спит беспокойно, но каждый раз прекращает бухтеть, когда я тычусь в него лбом, носом или лапой. мой хороший. чувствует меня и успокаивается. под утро, когда он окончательно перестаёт метаться, засыпаю крепче. даже смотрю какие-то яркие собачьи сны.
поднимаюсь только когда чувствую, как он ёрзает на кровати, вероятно, готовясь вставать. сонным требованием утыкаюсь мокрым носом в его ладонь, в качестве закрепления прохожусь шершавым языком по ладони, и только после порции утренней ласки всё-таки отпускаю его в душевую. когда рамси сползает с кровати, я зеваю во всю пасть, вытягивая лапы, и разваливаюсь на кровати в совершенно вальяжной позе, цепляя часть нагретого им места. для приличия лежу так с пару минут, но всё-таки стекаю на звук воды. прихожу любоваться.
кто мне запретит.
потом топаю хрустеть оставленными косточками, довольно помахивая хвостом. заканчиваются они до обидного быстро. после трапезы увиваюсь к двери и многозначительно сажусь рядом с ней, потоптавшись лапками. подумав, закрепляю просьбу негромким интеллигентным «гав». просто для доходчивости. ну и ещё немножко для того, чтобы он снова заворковал со мной.
рамси так восторгается моим выходкам, что мне хочется дурачиться перед ним весь день, только бы с его губ не сходила эта улыбка, так сильно меняющая его лицо. хочу, чтобы ему становилось легче, хочу, чтобы трепал меня, хочу, чтобы хотя бы на пару дней позабыл о заботах серьёзнее ухода за умным пёсиком.

[status]a lifetime feeling torn[/status][icon]https://i.imgur.com/fyJ536g.png[/icon][lz]<a class="lzname">Сириус Блэк</a><div class="fandom">hp asoiaf 2091</div><div class="info"><center>step close to the edge<br>to believe the absurd</center></div>[/lz]

Отредактировано Sirius Black (21.08.22 04:03:18)

+1


Вы здесь » ex libris » межфандом » the king of nowhere never home [hp & asoiaf]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно